Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

08.05.2020 09:43 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Чекисты против «Абвера»

Автор: М. ОДИНЦОВ

Завод имени Киркижа

Практически все мы когда-нибудь смотрели кино и читали книжки про шпионов. Рассказы о работе разведчиков всегда остаются привлекательными. Сегодняшний сюжет связан с ковровским заводом имени В.А. Дегтярева — крупнейшим оборонным предприятием владимирского региона.

В предвоенное время и в годы Великой Отечественной (если точно, с 1932 по 1949 гг.) он именовался заводом имени К.О. Киркижа. В Камешкове и в значительной, прежде всего, восточной части нынешнего Камешковского района, входивших до 1940 года в единый Ковровский район, немалое число трудоспособного населения работали на этом заводе. Поэтому, наверное, их потомкам в канун 75-летия Великой Победы будет небезынтересно узнать, как в 1930-е немецкая разведка пыталась создать сеть агентов на этом стратегически важном предприятии. Материалы по этой теме до сих пор засекречены, хотя, возможно, что их в недалеком будущем обнародуют. А пока хотелось бы рассказать то, что можно поведать уже сейчас.

Уже рассекречены документы Верховного главнокомандования Вермахта из фондов Центрального архива Министерства обороны России. Среди них есть и «Перечень военных заводов на территории СССР», составленный 15 января 1941 года — менее чем за полгода до начала Великой Отечественной войны. В нем приводятся данные, собранные Абвером по состоянию на сентябрь 1940 года. В разделе «Заводы по производству ручного стрелкового оружия» (документ составлен на немецком языке, поэтому цитаты из него переведены на русский) на странице 3 приводятся данные по Инструментальному заводу (ИнЗа) № 2 в городе Коврове Ивановской области (нынешний завод имени В.А. Дегтярева). При этом крайне любопытно, что в графе «месячная производительность» стоят цифры лишь по состоянию на… 1932 год. А данные по числу работающих на этом крупном заводе в немецком «Перечне…» вообще отсутствуют! И это притом, что по многим другим советским оборонным предприятиям там имеются собранные немецкой разведкой сведения по состоянию не позднее 1936, 1937 или даже 1938 года! И подобная неосведомленность сотрудников Абвера относительно градообразующего завода нынешней третьей оружейной столицы России наглядно свидетельствует о том, что у немецких разведчиков работа в Коврове попросту не заладилась. А так как уровень подготовки у них в целом был серьезный, то отсутствие статистики по ИнЗе говорит о том, что противодействие агентам потенциального противника со стороны соответствующих органов НКВД было весьма эффективным. Причем в своей работе чекисты руководствовались, в том числе, и опытом тех же немцев.

Например, наработками бывшего начальника разведывательного управления Генерального штаба германской кайзеровской армии полковника Вальтера Николаи. Еще в 1923 году в Лейпциге вышла его книга, в которой он писал: «Хорошая осведомленность, дополненная шпионажем у врага, была всегда и всюду необходимым вспомогательным средством военной борьбы, так как незнание или ошибочное представление о происходящем у врага или о его намерениях грозило неожиданностями, а отсюда — и потерей сражения, от которого часто зависела судьба государства и народа… «Война во время мира» — вот лучшее обозначение для будущей роли службы разведки в международном соперничестве».

Книгу «патриарха» германской разведки перевели на многие европейские языки, в том числе и на русский. Она стала одним из первых учебных пособий курса разведки для слушателей советских военных академий, среди которых были как командиры РККА, так и руководящий состав органов госбезопасности. Так что в какой-то степени методам борьбы с агентами Абвера их советских коллег научил, сам того не желая, матерый немецкий разведчик.

Достаточно широко известно о том, что в начале 1930-х гг. на Инструментальном заводе № 2 в Коврове работали немецкие специалисты: инженеры, техники и даже рабочие. В Германии, как и вообще на Западе, тогда бушевал экономический кризис, а СССР воплощал в жизнь грандиозные планы первых пятилеток. Так что работы в стране Советов было предостаточно, а вот квалифицированных кадров остро не хватало. Поэтому и появились на ковровском заводе немецкие сотрудники. Для работников из Германии был даже построен специальный трехэтажный кирпичный дом на улице Тимофея Павловского (нынешний № 6), который даже сейчас старожилы называют не иначе, как «немецким домом».

Характерная деталь: приехавшие трудиться на ковровский завод немцы почти все не говорили по-русски, поэтому к ним даже приставили специального переводчика — немца, эмигрировавшего в 1928 году в Советский Союз. Однако приезжие оказались не только хорошими специалистами-технарями, но и прирожденными лингвистами: всего через 9 или 10 месяцев так освоили ранее им неизвестный великий и могучий русский язык, что запросто смогли общаться с коллегами-ковровчанами без переводчика. Причем на любые темы — не только на производственные, но и на политические. И с некоторыми местными даже подружились.

Еще одна интересная деталь: чаще всего контакты устанавливались с теми, кто плакался на тяжелую жизнь и критиковал власть. Таких немцы приглашали в гости в «немецкий дом», где устраивали застолье, а то и дарили подарки своим новым друзьям — сало, что-нибудь из одежды и обуви, или хороший инструмент — учитывая, чем именно лучше расположить к себе конкретного советского человека. Так что в «друзья» к немцам попадали в основном люди, недовольные своей жизнью, мелочные и жадноватые. Классическая, в общем, схема приобщения к сотрудничеству с разведкой. Причем с убежденными коммунистами и беспартийными патриотами немцы впоследствии, когда «освоили» русский язык, дружеских отношений не устанавливали. И, наверное, не стоит говорить о том, что удивительные лингвистические способности некоторых гостей были вовсе не случайны. Не приходится сомневаться в том, что среди желавших поработать в СССР были офицеры Абвера с разведывательной миссией.

А когда спустя некоторое время немцы покинули Ковров, то, прощаясь, предлагали своим наиболее близким русским друзьям вести с ними переписку. При этом они открыто стали предлагать им послужить на пользу Германии, справедливо намекая, что полученные ранее подарки нужно отработать и что органы НКВД вряд ли «погладят по головке» за их получение.

Своих друзей немцы просили сообщить те самые сведения, которые находятся в таблице, составленной Верховным командованием Вермахта весной 1941 года, а также о настроении рабочих на заводе. Очевидно, был расчет завербовать недовольных для проведения диверсий.

Однако ковровские чекисты сначала удалили немцев со стратегически важного оружейного завода, а потом и привлекли к уголовной ответственности тех немногих «мальчишей-плохишей», которые «клюнули» на наживку врага. После этой «зачистки» на территорию завода ни один агент иноземных разведок не попадал. А Вермахту пришлось в 1941-м довольствоваться сведениями Абвера по ИнЗ-2 лишь почти 9-летней давности, которые к тому времени существенно отличались от реалий. Такая была «тихая» война задолго до ее «громкого» начала…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

6