Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

31.01.2020 08:54 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Житие протоиерея Василия Тихонравова

Автор: Н. ФРОЛОВ

В конце января исполнилось 135 лет со дня рождения протоиерея Василия Петровича Тихонравова — пастыря и историка, жившего в смутное время, прошедшего через ужасы ГУЛАГа, чудом уцелевшего и не сломленного самыми тяжелыми испытаниями. В разное время он был настоятелем храмов в селах Эдемское и Давыдово, в том числе в годы Великой Отечественной войны.

Василий Тихонравов родился в январе 1885 года в Коврове. Его предки происходили из духовного звания, дед Федор Тихонравов служил дьячком и пономарем в Троицкой церкви села Егорий за Вазалью Ковровского уезда (ныне не существующем) и скончался в 1881 году, оставив 18-летнего сына Петра.

Петр Тихонравов окончил Владимирское духовное училище, но духовной карьере предпочел светскую. В течение 35 лет он работал бухгалтером в Ковровской уездной земской управе, получив чин титулярного советника, равный армейскому капитану. Его супруга Агриппина Ивановна Долина происходила из ковровского мещанско-купеческого рода, известного и уважаемого в своем городе. У Тихонравовых родилось 10 детей — 5 сыновей и 5 дочерей. Старший из сыновей Федор стал революционером и в декабре 1905 года пропал без вести во время уличных боев в Москве в 22-летнем возрасте.

Вторым по старшинству из братьев был Василий. Он решил стать священником, поступил во Владимирскую духовную семинарию и окончил ее в 1906 году по первому разряду, получив звание действительного студента. Но потом в захотел учиться дальше и поступил на историко-филологический факультет Московского университета. В 1911 году он окончил университет с дипломом 1-й степени и даже получил премию имени поэта Василия Жуковского за сочинение «Крестьянский вопрос в Екатерининской комиссии 1767 года».

После окончания университета Тихонравов стал преподавать историю во Владимирской губернской гимназии. В 1916 году во время Первой мировой

войны Василия Тихонравова назначили инспектором в гимназию города Болграда в Бессарабии (ныне в Одесской области Украины), где обучались по большей части проживавшие там этнические болгары. Но в 1918 году Бессарабию захватила Румыния, и гимназия в Болграде стала лицеем имени румынского короля Карла II. Василий Петрович оставаться на оккупированной территории не пожелал. Он перебрался в Одессу, потом в Киев, где вел историю в различных школах. Затем Тихонравов работал во Владимире и Коврове, даже стал преподавателем Московского государственного университета. Было время, когда подрабатывал актером в столичном театре имени Е. Б. Вахтангова.

Жизнь 52-летнего Василия Тихонравова круто изменилась в печально памятном массовыми репрессиями 1937 году. Именно тогда 1 апреля столичный историк официально обратился в Московскую Патриархию с просьбой о рукоположении во священника. Для подобного шага в ту пору требовалось большое мужество, так как священники оказывались «в группе риска» и подвергались репрессиям в числе самых первых. Но это была вовсе не первоапрельская шутка. Василий Петрович именно в ту трагическую пору решил стать священником по примеру своих предков.

12 сентября он был посвящен в стихарь в Преображенском соборе города Москвы, спустя неделю получил сан диакона, а еще через неделю 26 сентября епископ Дмитровский Сергий (Воскресенский) рукоположил отца Василия в священника. Поначалу священник Василий Тихонравов служил в Преображенском храме, где был награжден набедренником, а в январе 1938-го его перевели настоятелем Сретенской церкви села Новая деревня Пушкинского района Московской области (в деревянный храм, где позже служил настоятелем протоиерей Александр Мень, ныне в черте г. Пушкино). На Пасху 1938-го иерей Тихонравов был награжден камилавкой, а 17 августа того же года его арестовали. Вскоре Тройка УНКВД СССР по Московской области признала его виновным по части 10 статьи 58 тогдашнего Уголовного кодекса (пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений).

Приговор по тем временам оказался довольно мягкий: 5 лет исправительно-трудовых лагерей (а могли и к стенке поставить). Срок заключения батюшка отбывал сначала в Унжлаге на севере Горьковской области, а потом в Сибири, где в нечеловеческих условиях на лесоповале сумел выжить и за хорошую работу 12 декабря 1942 года был досрочно освобожден.

После этого 57-летний Василий Петрович приехал в Ковров, где в то время жила его младшая сестра Наталья Пащенко, вдова убитого на фронте красного командира. В своем дневнике, который чудом сохранился до наших дней, Н. Пащенко писала: «28 декабря 1942 года. Случилось так, что неделю назад вернулся брат мой Вася. Мы уже не считали его живым, а он и явился. Был 4 с половиной года в ссылке в Сибири под Томском. Он не преступник, да и вообще никакой вины не имел, даже наоборот, сверхчестен. Но в наше время все честные-то люди под суд и угодили, а хитрые, лжецы на свободе. Ну и явился же он в каком виде! Как он сам говорит, «живая иллюстрация к картине «Голод в Индии», а теперь можно сказать — голод в СССР. Кости, одни кости, одетые в лохмотья. Пожил у меня 4 дня, покушал досыта и заболел. Сейчас 4-й день лежит в больнице».

А 18 февраля она записала следующее: «В воскресенье 2 февраля приехал из Новок член церковного совета Иван Иванович Жуков и привез Васе присланную из Москвы справку о назначении его в Эдемскую церковь. Прислала Патриархия, теперь вопрос опять в гражданской власти».

В ту пору в разгар тяжелейшей войны Сталин позволил открыть часть ранее закрытых церквей, а также согласился на избрание Патриарха. Именно в это время 3 февраля 1943 года иерей Василий Тихонравов был назначен священником храма Всех Святых в селе Эдемское Камешковского района. Местные власти с трудом согласились на открытие церкви в Эдемском и регистрацию священника — вчерашнего зэка. Но уже к Пасхе, отмечавшейся в 1943 году 25 апреля, священник Василий Тихонравов служил в эдемском храме.

Среди его паствы было особенно много женщин — матерей, жен, сестер и дочерей защитников Родины, воевавших на фронте. И все истово молились о победе над врагом и о том, чтобы их близкие вернулись домой. В своих проповедях эдемский батюшка усиливал патриотические настроения, организовывал среди прихожан сбор средств на военную технику для действующей армии — танки и самолеты, которые РПЦ потом передавала на фронт.

Едва став настоятелем, отец Василий, как мог, подкармливал родственников, которые поначалу выхаживали его самого. Его племянница Наталья Пащенко позже вспоминала, как на пасхальной неделе она с матерью ездила к дяде в Эдемское, и тот угощал их яйцами, которых на этот праздник прихожане принесли огромное количество. Как свидетельствует дневник Натальи Пащенко-старшей, яиц было более тысячи штук! И для того, чтобы сохранить этот ценный продукт, который мог испортиться, большую часть яиц засолили в бочонке, а потом ели, словно соленые огурцы.

Вскоре отец Василий стал благочинным Ковровско-Камешковского округа — старшим над всеми храмами Коврова, Ковровского и Камешковского районов. В Эдемском он прослужил до весны победного 1945-го, когда был перемещен епископом Владимирским Онисимом (Фестинатовым) (тоже бывшим белым священником, восемь лет проведшим в ГУЛАГе) в Воскресенскую церковь большого села Матренина Петушинского района, в бывшую вотчину графов Воронцовых. Но там у батюшки не сложились отношения с местными властями, и он вернулся в Камешковский район — в Преображенский храм села Давыдово. В Давыдове он прослужил почти четыре года и был награжден саном прото-

иерея. В 1954 году батюшка вышел за штат (на пенсию) по болезни — испытания сталинских лагерей и лишения военных лет даром не прошли, тем более, что ему тогда было уже под 70. Но его бывшие прихожане из Матренина, узнав, что Василий Петрович больше не служит, упросили его вернуться к ним. Протоиерей Тихонравов согласился, хотя хвори его усиливались. В День Победы 9 мая 1954 года он вновь был назначен настоятелем матренинского храма, где в 1955 году был награжден палицей — одной из высших церковных наград для священника. А в январе 1956-го батюшка вновь ушел на покой, на этот раз окончательно. Состояние его здоровья стремительно ухудшалось. 10 января 1957 года Василий Петрович Тихонравов скончался в канун своего 72-летия и был похоронен в селе Матренино при храме, который вновь закрыли на долгих сорок лет…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

37