Меню
16+

«Знамя», общественно-политическая газета Камешковского района

02.12.2016 10:02 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Камешковцы в битве за Москву

Автор: Подготовили С. Кудряшова и Л. Лискина

Парад на Красной площади 7 ноября 41-го

75 лет назад, 5 декабря 1941 года, началось контрнаступление Красной Армии под Москвой. Битва за столицу была одним из самых кровопролитных и масштабных сражений Великой Отечественной войны. Она овеяна подвигом людей разных чинов и званий, из разных уголков великой страны. Победа советских войск под Москвой ознаменовала начало поворота во всей Второй мировой войне.
Весомый вклад в дело Победы внесли и камешковцы.

В Вяземском «котле»

Главной стратегической целью для немецко-фашистских войск осенью 1941 года являлся захват Москвы. План операции «Тайфун», утвержденный Гитлером в сентябре, предусматривал не только окружение и взятие столицы СССР, но и полное ее уничтожение вместе со всем населением.

Генеральное наступление немецких войск группы «Центр» началось 30 сентября 1941 года. Немцам удалось прорвать оборону Брянского фронта и окружить под Брянском силы 3-й, 13-й и 50-й советских армий. Среди попавших в окружение был и Клоков Тимофей Степанович, уроженец д. Шелухино, артиллерист 699-го артиллерийского полка. Его полк вместе со 143-й стрелковой дивизией в районе Семёновки и Новгород-Северского держал круговую оборону и был уничтожен в кольце окружения 13-й армии в Середино-Будском районе. Т.С. Клоков считался пропавшим без вести, но в действительности, по последним данным, он попал в плен, где и погиб.

Такая же судьба у Павла Степановича Куркина, уроженца д. Новское, который служил в 242-й стрелковой дивизии.

Уроженец д. Филяндино Евсеев Сергей Александрович, будучи помощником начальника оперативного отделения штаба 242-й стрелковой дивизии, 3 октября 1941 года выполнял вместе с группой командиров задание по приведению в порядок отходящих бойцов под д. Подселица. Несмотря на сильный пулеметный и минометный огонь противника, водил в бой собранные группы бойцов, личным примером увлекая за собой в атаку. Награжден медалью «За отвагу», умер от ран 8 сентября 1942 г.

2 октября перешли в наступление основные группировки противника и нанесли удары по войскам Западного и Резервного фронтов, а к 7 октября замкнули кольцо окружения войск в районе Вязьмы. В окружение попали 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк РГК 19-й, 20-й, 24-й и 32-й армий.

Всего под Вязьмой и Брянском, по немецким данным, оказались в плену более 663 тыс. советских солдат и офицеров, из окружения удалось выйти лишь около 85 тыс.

В Вяземском «котле» погиб полковник, командир 120-го гаубично-артиллерийского полка Лопуховский Николай Ильич, уроженец с. Горки (воевал в составе 19-й армии, 50-й стрелковой дивизии). В своем последнем письме семье от 1 октября 1941 он писал: «На все угрозы фашистов мы ответим ураганным огнем. Артиллеристов в плен им не захватить! Тому, что было в начале войны, пришел конец». Многие годы полковник Н.И. Лопуховский считался пропавшим без вести в октябре 1941-го. Он погиб в бою 13 октября в районе ст. Гредякино Вяземского района Смоленской области.

В немецких архивах удалось обнаружить немало документов и фотографий наших земляков, оказавшихся в Вяземском «котле». Это  Французов А.И. (д. Зауичье), Сомов Ф.С. (д. Крутово), Архипов А.В. (с. Фомиха), Левин Н.С. (д. Жуиха), Глебов В.А. (д. Волковойно), Корнилов Д.И. (д. Волковойно), Филиппов И.А. (д. Крутово), Алексеев П.Н. (д. Брызгалово).

Защищали небо над столицей

Мужественно и самоотверженно защищали родную столицу летчики нашей авиации. Стремясь принести наибольшие разрушения советской столице, гитлеровцы бросали на Москву во время своего наступления огромные массы самолетов. В общей сложности немецкие бомбардировщики, пытаясь достигнуть Москвы, совершили свыше 8500 самолето-вылетов. Но высокая бдительность, мастерство и отвага советских летчиков, артиллеристов-зенитчиков, прожектористов, бойцов системы ВНОС, аэростатчиков срывали планы врага.

За период сражения под Москвой нашими летчиками-истребителями и артиллеристами-зенитчиками было уничтожено около 1400 самолетов врага. Будущий Герой СССР Блохин Иван Иванович (уроженец с. Фомиха) во время битвы за Москву 12 октября 1941 года лично сбил истребитель Ме-109 над колонной немецко-фашистских войск в районе Медыни, а 18 декабря 1941-го звеном Блохин-Недошивин-Коняхин сбит Ме-110 в районе Сафонихи.

171-й авиационный полк, в котором служил младший лейтенант Иван Павлович Девяткин (д. Лубенцы), входил в состав 6-го истребительного авиационного корпуса противовоздушной обороны Москвы. 22 июля 1941 года полки корпуса отра-
зили первый массированный налет (более 200 тяжелых бомбардировщиков) авиации противника на Москву, к городу удалось прорваться только нескольким одиночным самолетам. И.П. Девяткин получил боевое крещение под Тулой осенью 1941 года. Летчики вылетали от трех до пяти раз в день на прикрытие наших отступающих войск, на штурм немецких танков, автомашин, артиллерии, пехоты, боевых позиций вражеских войск и выполняли по 2-3 задания ночью, отражая налеты фашистской авиации на Наро-Фоминск, Дорохово, Звенигород, Истру, Крюково, Дмитров. Кроме того, несли патрульную службу в воздухе, барражируя парами истребителей над Москвой на разных высотах, прикрывая железнодорожные пути от московских вокзалов до Серпухова, Каширы, Коломны, Шатуры.

Охраняли небо Москвы прожектористки Александра Михайловна Сарычева (на снимке), Клара Ивановна Кошелева.

С парада – на фронт

С 20 октября в Москве введено осадное положение. Но, несмотря на все трудности, И.В. Сталин принял решение провести парад на Красной площади 7 ноября 1941 года. Подготовка к нему шла в обстановке строгой секретности. Среди участников этого парада был и уроженец д. Тереховицы Камешковского района Анатолий Сергеевич Плешанов. Он воевал в прославленной танковой бригаде под командованием М.Е. Катукова.

- Мы видели, как красиво, строгими рядами прошли пехотинцы, проскакала кавалерия, проехали артиллеристы со своими орудиями, прошли легкие танки. За ними двинулись и наши Т-34. Хотя внешне мы были спокойны, но напряжение для нас было велико, волновались. Над Москвой было хмурое утро, тучи шли низко, падал небольшой снежок. Обстановка была торжественно-строгая, соответствовала военному времени. Мы знали, что с парада — сразу в бой. Уже в 16.00 у д. Крюково мы встретили немецкие танки и сокрушили их, — вспоминал уже после войны Анатолий Сергеевич.

40 дней и 40 ночей

 7 ноября на Малоярославском направлении вступила в бой 19-я стрелковая дивизия (43-я армия), где наводчиком 132-милиметровой гаубицы 90-го артиллерийского полка был Александр Иванович Канаев. Он вспоминал: «Бои с каждым днем становились все ожесточеннее. То и дело происходили артиллерийские дуэли, отражали массированные танковые атаки. На рассвете 6 декабря был отдан приказ о переходе наших войск в контрнаступление. И вот по команде грянул гром из орудий всех калибров. Артподготовка длилась минут 30-40. Потом артобстрел по переднему краю противника почти одновременно стих. Огонь продолжала только тяжелая артиллерия, которая «обрабатывала» глубокую оборону фашистов. В воздухе появилась наша авиация, а затем пошла вперед при поддержке танков пехота. Так начался разгром немцев под Москвой».

Путь на Звенигород немецким армиям закрыла 144-я стрелковая дивизия (командир генерал-майор Пронин М.А.). Эта дивизия была сформирована летом 1941 года в г. Владимире, поэтому в ней оказалось очень много наших земляков. Выйдя из Вяземского «котла», не укомплектованная полностью, она вступила в оборонительный бой против трех немецких дивизий, усиленных 4-й танковой группой. В результате упорных ожесточенных оборонительных сражений, длившихся около 40 суток (с 26 октября по 4 декабря 1941 года), 144-я стрелковая дивизия выполнила боевую задачу, преградив врагу путь на Москву через Звенигород. В этих боях погибли и пропали без вести: Гринин Дмитрий Павлович (д. Дмитриково), Комиссаров Павел Иванович (д. Сергеиха), Мошков Иван Матвеевич (с. Ряхово), Николаев Иван Николаевич (д. Брызгалово), Шмелев Иван Семенович (д. Сергеиха), Курлапов Петр Поликарпович (с. Воскресенское), Касаринский Федор Дмитриевич (д. Объедово).

В составе Западного фронта в Московской битве на Наро-Фоминском направлении участвовала 33-я армия под командованием генерал-лейтенанта Ефремова Михаила Григорьевича. Вырвавшись вперед на Вязьму, три дивизии этой армии (110-я, 113-я и 338-я) попали в окружение и вели кровопролитные бои. Тяжело раненый героический командарм, не желая попадать в плен, 19 апреля 42-го застрелился. Вместе с командиром дивизии в этих боях погибли и наши земляки: Балаев Евлампий Иванович (д. Вахромеево), Беспалов Михаил Константинович (д. Щекино), Бурмистров Федор Алексеевич (пос. им. М. Горького), Варгасов Василий Андреевич (д. Арефино), Голубев Василий Семенович (с. Ряхово), Гомыранов Алексей Прохорович (с. Круглово), Горев Александр Федорович (д. Лошаиха), Димаков Иван Николаевич (пос. Оргтруд), Дмитриев Василий Федорович (д. Кирюшино), Ефимов Яков Иванович (д. Грезино), Зарезов Василий Иванович (д. Арефино), Лифатов Степан Андрианович (с. Коверино), Логинов Константин Никитович (д. Балмышево), Макаров Алексей Акимович (пос. Оргтруд), Марков Иосиф Платонович (пос. Оргтруд), Марьин Григорий Максимович (пос. Камешково), Мокров Иван Андреевич (с. Тынцы), Павленко Иван Семенович (пос. Оргтруд), Панин Алексей Михайлович (д. Лошаиха), Парамонов Федор Михайлович (д. Дмитриково), Соколов Семен Филиппович (пос. Камешково), Тюрин Михаил Федорович (пос. Оргтруд), Фокеев Федор Артемьевич (д. Макариха).

Как сражались морпехи

С середины ноября наступление немецких войск группы армий «Центр» на Москву возо-
бновилось. Сражения достигли переломной точки 1 декабря, когда немцы ввели в бой последние резервы, захватив Белый Раст и Красную Поляну, откуда можно было вести артобстрел Москвы. Но дальше немецким войскам продвинуться не удалось. 74-я отдельная морская бригада, в которой служил наш земляк Голубев Григорий Иванович (д. Новая Быковка, погиб 28 января 1942), прибыла под Москву в район Белого Раста. Обстановка была крайне напряженной, до Москвы оставалось 25 км. Вермахт бросил на Москву танковую армаду Гудериана. Завязались ожесточенные бои за это село. Три дня оно переходило из рук в руки. Моряки отчаянно сражались за каждый дом и выстояли, не пропустив врага на своем участке. Сегодня на поля Белого Раста возят нахимовцев, чтобы ребята увидели места, где морские пехотинцы зимой сорок первого, сбросив маскхалаты и надев бескозырки, тридцать пять минут бежали под гору под пулеметным огнем. Морские пехотинцы наводили ужас в стане врагов. Когда в бой шли люди в черных бушлатах, противник уже не думал о наступлении.

В 71-й морской стрелковой бригаде служил Владимир Васильевич Алексеев, уроженец д. Брызгалово. «В моей памяти остались названия пройденных с боями сел и деревень Подмосковья. Особенно памятен бой за село Спас-Помазкино Волоколамского района, — вспоминал Владимир Алексеевич. — Разведка доложила, что в школе, которая была первой на пути наступления, находятся мирные жители, а немцы — среди них и вокруг школы. Артиллерии вести огонь по школе было нельзя, пришлось наступать без ее помощи. Бой был очень тяжелым. Когда мы приблизились к школе, жители стали выпрыгивать из окон, а немцы стреляли по ним… Неся большие потери, сжигая населенные пункты на пути своего дальнейшего бегства, фашисты стали отступать».

Выхаживала раненых лошадей

В Великой Отечественной войне участвовали и лошади. Действовали на фронтах кавалерийские корпуса, полки, где очень ценили хорошую лошадь, ее выносливость, маневренность и прочие достоинства. В октябре 1941 года в нескольких километрах от Москвы был организован ветеринарный лазарет № 258, где служила выпускница ветеринарного техникума Татьяна Гавриловна Игнатьева из Камешковского района. Вместе с другими ветеринарами она выхаживала раненых животных, даже приходилось оперировать. С легкими ранениями лошадь снова «шла» в бой. А если были сложные операции, то на долечивание животных отправляли по колхозам, где они оставались и использовались на сельхозработах. «Пришлось пережить немало жутких дней, когда снаряды рвались рядом с конюшнями, мы еле сдерживали животных, ведь они могли выскочить из стойл и попасть под пули. В декабре 1941 года нас эвакуировали в воинскую часть Федулово», — вспоминала Татьяна Гавриловна.

 

Конечно, точное количество участников битвы за Москву — наших земляков установить невозможно, так же, как и их имена. Размах и драматизм событий – отступления–окружения, массовый плен – в принципе исключают абсолютную точность. Но благодарные потомки хранят память о своих защитниках – о тех, кто участвовал в первом крупном поражении немецко-фашистской армии во Второй мировой войне и развеял миф о ее непобедимости.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

100