Меню
16+

«Знамя», общественно-политическая газета Камешковского района

24.04.2015 15:58 Пятница
Категории (2):
Теги (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 28 от 24.04.2015 г.

Их называют ликвидаторами

Автор: Д. Маштаков

В КАНУН очередной годовщины аварии на Чернобыльской АЭС мы встретились с нашими земляками, которые принимали участие в ликвидации ее последствий.

14 дней, которые
изменили жизнь

Алексей Дмитриевич Кузнецов родился в д. Волковойно 27 мая 1958 года, закончил 8 классов Новкинской школы, вы-
учился в Суздале на тракториста и до срочной службы работал в «Сельхозтехнике» п. Дружба. На курсах ДОСААФ получил права и 16 ноября 1976 года был призван в армию. Служил водителем в Бобруйске. После увольнения в запас вернулся на старое место, сел за руль «ЗИЛ-130». Женился, получил квартиру в Камешкове и в 1983-м году перешел на работу в АТП водителем рейсового автобуса.
- В июле 1986 года меня вызвали в военкомат, — вспоминает А.Д. Кузнецов, — сказали, что призывают на спецсборы, и направили на медкомиссию. Из Владимирской области нас было человек 240-250. Я понятия не имел, куда едем, пока нас в Курске не переодели. Вот там и сказали, что в Чернобыль направляемся. А куда денешься? Погоны надел и вперед — долг Родине отдавай! Из Курска на поезде до Киева, дальше на машинах в палаточный лагерь неподалеку от с. Ораное Иванковского района.
Алексей получил самосвал
КамАЗ и следующей же ночью поехал в зону. Вывозил зараженный грунт с территории ЧАЭС на могильник, обратно вез песок, щебенку и бетонные плиты.
- Я подъезжал к 4-му блоку – говорит Алексей Дмитриевич, — и к 6-му, который еще строился. Кабина грузовика была вся обвешана свинцовыми пластинами, так что ее вчетвером еле поднимали. У нас комбат был хороший — майор Литвиненко, только из Афганистана вернулся, боевой и дельный. Он сразу объяснил: никуда не лезть, если машина сломалась – бросай и даже не суйся ремонтировать. После смены всегда мыли машину на ПСО (пункте санитарной обработки) и проверяли уровень радиации. Как только техника начинала «фонить» после мойки, ее уже не выпускали за пределы 30-километровой зоны. А когда и в кабине становилось «грязно» — автомобиль отгоняли на могильник. Мы, конечно, понимали, какой опасности подвергаемся, потому и не лезли никуда. Когда плиты возили, я – подъезжаю и бегу в укрытие, а крановщик со стропальщиком – выбегают. Они меня разгружают и снова прячутся, а я прыгаю в кабину — и поехал. Работали в 3 смены – утро, вечер, ночь. Я отработал на станции 14 смен, набрал 21,42 рентгена, и меня больше не пустили в зону. Ходил в наряд, картошку чистил, ждал замену. Комбат за этим следил строго – у кого больше 20-ти рентген – тех в лагере оставляли.
Вернулся А.Д. Кузнецов домой и до самой пенсии работал в АТП. За участие в ликвидации последствий аварии он награжден орденом Мужества. Сначала на здоровье не жаловался. Потом началось: то кровь плохая, то еще что. Сейчас Алексей Дмитриевич — инвалид 3-й группы. Воспитал двух дочерей, сейчас балует двух внуков 6-ти и 13-ти лет и нянчится с внучкой – ей исполнился 1 год и 7 месяцев. О тех двух неделях, которые провел в радиоактивной зоне, он не жалеет: «Кому-то ведь надо было это сделать».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

178