Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

17.05.2019 08:44 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Забытые этапы каторжной «Владимирки»

Автор: Н. ФРОЛОВ

«Привал арестантов». Картина В. Якоби

В Третьяковской галерее находится картина художника Валерия Якоби «Привал арестантов», написанная в 60-е годы XIX века. Запечатленная на полотне сцена списана с печально знаменитой «Владимирки» — тракта, проходившего через Владимирскую губернию, по которому каторжников пешим порядком этапировали на восток.

Этот каторжный конвейер, проходивший и через наш Камешковский район, бесперебойно действовал десятки лет, отправив на каторгу и в ссылку десятки тысяч соотечественников, причем этапные пункты для арестантов находились в селе Эдемское и деревне Пенкино.

Арестанты передвигались пешком под конвоем этапных команд. Первая из них базировалась в уездном городе Покрове и принимала этапные партии из подмосковного города Богородска (нынешнего Ногинска), вторая — в селе Ундол Владимирского уезда (владельцем которого прежде был полководец Суворов), третья — во Владимире. Если до Владимира путь арестантов в основном повторял маршрут нынешней трассы М7, то далее путь несчастных шел через Суздальский уезд, где была четвертая этапная команда. Потом бредущих в любую погоду арестантов, проходивших через весь нынешний Камешковский район, ждал этапный пункт в селе Эдемском, а их принимал Ковровский острог. Следующая этапная команда находилась в деревне Мошачиха юго-восточнее Коврова и, наконец, последним этапным центром во Владимирской губернии были Вязники.

Первоначально дистанция, которую арестанты должны были проходить без ночлега под крышей, составляла около 30 верст. Иногда посередине пути устраивали бараки для узников. Арестанты шли в Сибирь пешком, закованные в ножные кандалы и «ручные железы», нередко несколько человек соединялись вместе железным прутом. Многие в пути начинали болеть, поэтому скорость передвижения еще более замедлялась. В старину каторжных на пути вообще не кормили, потом питание ввели из расчета от 10 до 15 копеек в день на человека в зависимости от сословной принадлежности. Каждый день арестанту полагалось полкило черного хлеба и 250 грамм вареной говядины или рыбы. В обязательном порядке выдавались кипяток и соль.

Осужденных дворян, купцов и представителей духовенства полагалось кормить на сумму в полтора раза больше. А на декабристов и вовсе выделялось по 50 копеек. В 1822 году сделали послабление для женщин: им разрешалось идти по этапу всего лишь в наручниках, без ножных кандалов.

К началу 1840-х гг. было построено Московско-Нижегородское шоссе, прошедшее через всю Владимирскую губернию. Но еще целых десять лет партии каторжан продолжали гнать по старому, более протяженному пути, так как именно там имелись арестантские бараки. Только весной 1852 года конно-этапные команды перевели со старого тракта на Нижегородское шоссе. Новые этапные пункты с отдельными помещениями для арестантов и конвоя были устроены в деревне Пенкино на Клязьме Владимирского уезда (нынешнего Камешковского района) и в деревне Плоховские дворики Судогодского уезда, а в деревне Сенино Ковровского уезда — полуэтап.

В сохранившихся в Госархиве Владимирской области метрических книгах храмов, в приходе которых находились этапные пункты, имеются многочисленные свидетельства того, как арестанты гибли от лишений, следуя в Сибирь. Да и конвойная служба тоже считалась весьма непрестижной. Должности этапных офицеров занимали, как правило, «бурбоны», выслужившиеся из солдат. Они пребывали в низших офицерских чинах. К примеру, начальниками вышеупомянутой Плоховской этапной команды в 1850-е годы были вначале прапорщик, а потом — подпоручик Владимирской внутренней стражи Ульян Иванович Большаков, которого сменил подпоручик Василий Иванович Бобров. В 1862 году должности этапных офицеров занимали: во Владимирском уезде, к которому относился Пенкинский этапный пункт — подпоручик Василий Леонтьевич Гречка, в Вязниковском уезде — подпоручик Василий Александрович Константинович, в Покровском уезде — прапорщик Филипп Васильевич Буров.

Настроения таких начальников хорошо передает поэма Николая Платоновича Огарева «Рассказ этапного офицера», где главный герой сравнивает свою службу с… каторгой!

«Да! Право, бедность лишь одна

Заставить может службу эту,

Кряхтя, вычерпывать до дна,

Не изведя себя со свету;

Не хуже каторги она».

Вскоре после ввода в эксплуатацию железной дороги Москва – Нижний Новгород в 1862 году движение арестантских партий по Владимирке прекратилось. Отныне они отправлялись в Сибирь в специальных арестантских вагонах. Первый такой спецпоезд из 8-ми вагонов отправился из первопрестольной в Нижний в 1864 году. Однако в селе Эдемское этапный пункт закрылся лишь в 1882 году.

Кое-где здания бывших этапов уцелели до сих пор. Но в нашем Владимирском крае ничего зримого, напоминающего о тех страшных временах, к счастью, не сохранилось.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

20