Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

20.05.2022 08:38 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Эдемское - второй дом для детишек из Гжатска

Автор: Н. ФРОЛОВ

Воспитанники Эдемского детдома. Фото военных лет

Дети и война — понятия несовместимые. Но в годы Великой Отечественной сотни тысяч детей оказывались в самом пекле фронтов и на оккупированной территории, пережили то, что и взрослому не всегда под силу — потеряли родителей, а зачастую и вообще всех родственников.

Эдемское - второй дом для детишек из Гжатска

Герман, Зоя, Людмила и Софья Ниловы -  воспитанники Эдемского детского дома
Е.С. Левко - воспитатель  детдома
Инженер-путеец В. Горячев
Бывший детдомовец  Ю. Баканов
Судьба В. Найденовой из  детдома до сих пор неизвестна
В. Гордеев - моряк  Балтийского флота
Ветеран труда прядильщица Т. Власова

В самый разгар боевых действий для осиротевших «детей войны» в тылу в срочном порядке создавались детские дома, в том числе и в пределах нынешней Владимирской области. Одним из них стал детский дом № 3 в селе Эдемское Камешковского района, который сами воспитанники называли Эдемский детский дом. Его история — одна из ярких и даже героических страниц прошлого нашего края поры военного лихолетья.

Смоленский край с давних пор не раз оказывался на пути агрессоров, рвущихся к Москве. Поляки Лжедмитрия, французы Наполеона, а потом и полчища гитлеровцев разоряли этот древний край. Еще до исхода лета 1941-го немецкие части оккупировали Смоленскую область, которую Советская армия освободила только в начале 1943 года. Отступавший враг оставлял за собой разрушенные города и села, взорванные мосты, заводы и фабрики. На освобожденной территории в первые же дни было выявлено большое число детей-сирот. По решению Советского правительства выходцев из различных районов Смоленской области перевозили в тыловые регионы СССР. Так дети из Гжатска и его окрестностей оказались на древней владимирской земле. Поначалу их временно приютили в Коврове при местной ткацкой фабрике имени Абельмана. А осенью 1943-го, когда в селе Эдемском Камешковского района было подготовлено специальное здание с учебными классами, спальнями, столовой и актовым залом, «детей войны» из Гжатского района перевезли туда. Так родился Эдемский детский дом, ставший вторым домом для сотен хлебнувших лиха ребятишек.

От тех дней осталось совсем немного документальных свидетельств, еще меньше фотографий. Не до того было — шла тяжелейшая война, даже в тылу жили трудно, голодно и скудно. В Эдемском детском доме многие из воспитанников нуждались в лечении и в психологической реабилитации.

«В детский дом поступали истощенные и ослабленные войной дети, которые за свою маленькую жизнь повидали много горя», — вспоминала воспитатель Эдемского детдома, работавшая там с первого дня, Евдокия Левко. «Они были под обстрелами, испытали на себе все зверства немецко-фашистских оккупантов. Дети были очевидцами гибели своих матерей, братишек, сестренок».

Порой поступали туда сразу по несколько братьев и сестер. Например, Ниловы — Герман, Зоя, Людмила и Софья. Так и росли в детдоме своей маленькой семьей.

Педагоги, воспитатели и весь персонал детского дома делали все, чтобы их воспитанники не чувствовали себя обделенными. Они целые дни и даже ночи проводили с детишками со Смоленщины. Порой родные дети видели своих мам реже, чем приемные. Не считаясь со временем, сотрудники детдома сами заготавливали топливо, чтобы в буквальном смысле слова обогреть сирот, выполняли тяжелейшую работу на заготовке торфа и лесоповале — бесплатно и сверхурочно, потому что это тоже был трудовой фронт.

Порой случались поистине душераздирающие сцены. Однажды еще слабые после перенесенных лишений детишки попросту не смогли перебраться через большую лужу, после дождя преградившую им путь по дороге в школу. И тогда одна из воспитательниц, сама перебивавшаяся кое-как, на руках перенесла их всех — через воду и грязь…

Весной 1944-го на выделенном детдому земельном участке воспитанники и их наставники начали сельхозработы. Ветераны вспоминают, что несмотря на тяжелейшее время, там выращивали не только картошку и капусту, но и… цветы! Пережившие ужасы оккупации дети, словно росток к солнцу, тянулись к прекрасному.

Летом детдомовцев отправляли на отдых в пионерский лагерь на Клязьму близ деревни Пенкино. По выходным в «родительские дни» их приезжали навещать воспитатели. «Стоило увидеть одному — и уже со всех ног мчались ко мне мои ребятишки», — рассказывала позже о тех незабываемых днях работавшая в Эдемском воспитателем Мария Шевахина. «Подбегут, обхватят со всех сторон. И я прижимаю их к себе — рук не хватает…»

Одновременно в детдоме не прекращался учебный процесс — бывшие ученики гжатских школ наверстывали упущенное, заканчивали семилетку и направлялись в ремесленные училища и техникумы. Вчерашние детдомовцы становились офицерами, летчиками, моряками, инженерами, врачами, шоферами, металлургами. Пришел победный 45-й, но Эдемский детский дом продолжал действовать: вернуть детей из Гжатска в родные места не представлялось возможным. Там все было сожжено, земля нашпигована минами и снарядами, никого из родных у детдомовцев не осталось. Поэтому Камешковский район для многих стал второй родиной. Просуществовал детский дом в Эдемском почти полтора десятка лет, полностью выполнив поставленную задачу. Его последние обитатели были переведены в другие подобные заведения. Но в памяти бывших воспитанников второй дом близ станции Новки остался навсегда.

Разлетевшиеся по всей необъятной стране — от Ленинграда до Новосибирска «дети войны» из Эдемского долгое время почти не встречались, потеряли друг друга, пока по инициативе одного из них — Владимира Горячева, инженера-железнодорожника, обосновавшегося в Челябинске, не стали искать друг друга. В этом им помогла владимирская газета «Призыв».

«Меня не оставляет надежда, что областная газета «Призыв» поможет отыскать и других воспитанников детского дома, которые живут и работают на предприятиях Владимирской области», — писал В. Горячев из Челябинска в редакцию «Призыва» летом 1983 года. Это письмо было опубликовано. И в том же году впервые за много лет в Камешковский район приехали десятки бывших детдомовцев и их прежних воспитателей и учителей. Получился «праздник со слезами на глазах», но это были слезы радости встречи.

В течение многих лет ученики Новкинской школы под руководством неутомимой учительницы Зинаиды Тимофеевны Футерман разыскивали питомцев и наставников Эдемского детского дома. Витала идея даже книгу о детдоме написать, но, к сожалению, эти планы реализоваться не смогли. Судьбы многих бывших детдомоцев до сих пор остаются неизвестны. С каждым годом их, не говоря уже о педагогах военной поры, остается все меньше.

Едва ли не единственный воспитанник Эдемского детдома, надолго задержавшийся в Эдемском — Виктор Глебович Гордеев, бывший военный моряк и сотрудник гражданской авиации. Он побывал во многих странах мира, служил на новейших боевых кораблях, жил и работал в Москве, но все равно вернулся на «вторую родину». Любопытно, что Виктор Глебович — троюродный брат первого космонавта планеты Юрия Гагарина (тот родом тоже из-под Гжатска). В школе поселка Новки сегодня как святыня хранится подлинное письмо Ю. Гагарина своему родственнику В.Г. Гордееву.

А еще одна прежняя воспитанница детдома, жительница Камешково Тамара Власова (в девичестве — Бекасова), почти 40 лет проработавшая прядильщицей на камешковской фабрике имени Свердлова, об Эдемском детском доме она вспоминала так:

- Хорошо там было. Жили одной семьей, старшие помогали младшим. Воспитатели относились к нам словно к родным. И для нас они стали вместо родителей! Низкий им поклон и огромная благодарность!

63