Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

01.07.2022 09:44 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Сладкого и легкого в моей жизни не было»

Автор: Л. ЛИСКИНА

Совсем недавно отметил свое 85-летие Почетный гражданин района Борис Степанович Тарасов, скромный, интеллигентный и в то же время сильный духом человек. Сегодня он – гость нашей редакции.

– Борис Степанович, Вы относитесь к поколению «детей войны». Какие воспоминания о детстве идут вместе с Вами по жизни?

– Нас у родителей было одиннадцать – шестеро братьев и пять сестер. Когда отец уходил на фронт, с мамой оставались восемь детей, после войны родились еще трое. Конечно, держали скотину, без неё бы не выжили. Но и корову, и козу тоже надо было кормить, и я, когда чуть подрос, 6-7-летним пацаном ходил с матерью в лес за травой: я несу косу и грабли, она – вязанку.

Отец прошел всю войну, служил в тяжелой артиллерии. Помню, вернулся он домой в августе 1945-го. Во дворе играла ребятня, и папа обнял каждого, а меня не узнал, прошел мимо. Для взрослого это понятно – ребенок, которому до войны было три года, вырос, изменился, но мне тогда было так по-детски обидно, что я не смог сдержать слез. Потом обнялись, и радости моей не было предела.

– Вы родились в соседней Горьковской области. Как попали на Владимирщину?

– Мой отец был специалистом по торфоразработкам, до войны работал на Мещерском месторождении в Кулебакском районе. В те годы, а также в военное и послевоенное время, значение торфяного топлива для обеспечения предприятий было огромным. И в 1947 году отца направили на торфоучасток Софроновский, что в Меленковском районе Владимирской области. Жили на торфоучастке, школу закончил в деревне Данилово, что находилась в пяти километрах от нас. А когда в комсомол вступали, ходили в райком в Меленки за 25 километров.

Молодежи в деревне было тогда много, и учиться было интересно – в школе обучались три восьмых класса, два десятых.

– На Ваш взгляд, что определило Ваш жизненный путь?

– Мой старший брат Алексей был моряком, окончил высшее военное мореходное училище и высшую военно-морскую академию, ходил в дальние плавания, и меня тоже поначалу манила эта овеянная романтикой профессия. Но Алексей сказал: хватит в нашей семье и одного моряка, дальние морские походы – это прежде всего тяжелый физический труд и суровые будни.

Пожалуй, первым шагом на пути к главному делу моей жизни стала для меня армия. Служил, как и отец, в тяжелой артиллерии, был командиром орудия, помкомвзвода. Видимо, заметив во мне организаторскую жилку, меня избрали секретарем комсомольской организации взвода – в те годы это была ответственная и авторитетная должность. А когда вернулся домой, вызвали в райком комсомола и предложили такую же должность, но только в совхоз «Бутылицы» – самый крупный в районе, в котором тогда числилось 48 населенных пунктов и 24 клуба. А в комсомольской организации – 1200 комсомольцев.

Жизнь тогда в деревне просто кипела. Затем меня избрали председателем профсоюзного комитета, а после окончания совпартшколы – секретарем партийной организации. Профсоюзная работа – это проведение соревнований внутри совхоза, между бригадами, а также между сельхозпредприятиями, два раза в год большие кампании по подведению итогов, защита прав рабочих. Партийная – больше идеологическая, с людьми, очень контактная и живая. 250 коммунистов, восемь цеховых парторганизаций – в ответе были за всё хозяйство, а объемы были нешуточные – 14 тысяч га пашни! Для сравнения: когда я приехал в Камешково, здесь было 24 тысячи га – во всем районе.

Очень высок был морально-воспитательный фактор, особенно товарищеские суды, общественные порицания, когда за проступки человека обсуждали перед всем коллективом. Общественное порицание кусало здорово, поэтому нарушители старались лучше написать заявление в профком, что впредь подобного не повторится. Трудовая дисциплина в совхозе держалась.

– Именно этот опыт работы в сельском хозяйстве Вам очень пригодился, когда Вы приехали в Камешковский район?

– Обком партии направил меня сюда в 1975 году начальником управления сельского хозяйства с такой формулировкой – для укрепления территории. Камешковский район занимал в эти годы последнюю строчку в области по сельскому хозяйству. Годовой надой не превышал... 1200 литров, кроме колхозов «Большевик» и «Завет Ленина». Не было ни одного животноводческого кирпичного помещения, стояли деревенские, крестьянские дворы, к которым к тому же без высоких резиновых сапог невозможно было подойти. Да что там люди – лошади вязли! Скотину нечем было кормить – за соломой ездили в Мордовию. Сердце сжималось, когда заходил на ферму. Сначала, честно, схватился за голову.

– И с чего Вы начали?

– Первым делом нужно было организовать подъездные пути, чтобы трактора могли вывезти молоко два раза в день, это решило бы многие проблемы. Предложил руководителям организовать сельскую дорожную строительную организацию, которая на правах пайщиков – совхозов и колхозов – строила бы подъезды. Нелегко было сподвигнуть на это руководителей, так как требовалось вложение средств, но когда построили первые пути в Камешкове и им показали – директора вздохнули. За пять лет все фермы получили асфальт. Большую поддержку оказывал председатель райисполкома Валентин Григорьевич Кротов, у которого я был первым замом.

Второе – нужно было кардинально менять психологию руководителей. Я стал бывать на утренних дойках в хозяйствах, которые начинаются в пять утра, и на вечерних – так нас воспитал руководитель в «Бутылицах». Спрашиваю – когда ваш директор приходил на ферму? А на дойку? Не видели. Как же так? Нужно разговаривать с людьми, интересоваться их жизнью, да и когда директор на ферме, не спит – и рядовые работники начинают ответственно относиться к своим обязанностям.

– Наверняка трудно тем, кто не побывал на таком посту, понять степень нагрузки и ответственности руководителя, отвечающего за состояние целой отрасли в районе...

– Семьи я практически не видел. Да и в целом сладкого и легкого в моей жизни не было.

А психология директоров все-таки года через три стала другой, и на дойках начали бывать, и положение в сельском хозяйстве поменялось здорово. В 80-х район перестали критиковать на всех трибунах, мы выбрались из ямы. Стал высоким урожай зерновых культур, полностью обеспечивали территорию мясом и молоком, в достатке было фуражного зерна и кормов. Проводили соревнования пахарей, доярок, овцестригалей, объезды полей – словом, жизнь крутилась. В Камешкове и практически во всех центральных усадьбах хозяйств были построены типовые капитальные детские сады, в некоторых и клубы, всё это действует и сегодня.

За успехи в развитии животноводства, выполнение социалистических обязательств район в течение пятилетки 1980 – 85 годов был трижды награжден переходящим знаменем ЦК КПСС, Совмина, ВЦСПС и ЦК комсомола. Ни одна территория области за одну пятилетку три раза не была удостоена такой высокой награды.

А в 86-м, когда вышло постановление Совмина о переводе работников из органов управления в убыточные хозяйства, я был направлен в совхоз «Пенкинский». Из отстающего предприятие за несколько лет вышло в передовые – поднялись надои, в порядок привели животноводческий комплекс, в Гатихе построили новый детсад, панельные дома, котельную. За три года совхоз стал рентабельным, чистая прибыль от реализации продукции составляла 32%.

Считаю, что главная роль руководителя – организаторская. За всех специалистов руководитель сработать не сможет, но правильно организовать процесс, взаимодействие всех звеньев и структур – его задача, от выполнения которой зависит успех дела.

Очень жаль, что в девяностые годы период подъема и стабильности в районе начал завершаться, и сельхозпредприятия снова стали приходить в упадок.

– Ваша трудовая деятельность была долгой, и все эти годы Вашей главной пристанью, поддержкой, опорой и гордостью была семья. Несмотря на то, что, как Вы говорите, уделяли ей не так много времени, как хотелось бы...

– Это так, и я очень благодарен всем моим родным, любимым людям за понимание, за то, что меня всегда ждали и помогали мне, чем могли. С женой Галиной Ивановной мы уже почти 60 лет вместе, познакомились еще в Бутылицах и там же поженились. Обе дочери закончили медицинские институты, одна с семьей живет и работает в Белгороде, другая – во Владимире, трудится в перинатальном центре. Внуков и внучек четверо, двое из них тоже пошли по медицинской стезе. Каждый из них мне очень дорог.

– И, конечно, нельзя не упомянуть о Вашей общественной работе. Вы являетесь активным членом районного совета ветеранов. Почему Вы считаете необходимым и важным быть в его рядах?

– Если бы не было нашей организации, кто организовал бы работу с участниками Великой Отечественной, с ветеранами труда, тружениками тыла, детьми войны? Это очень важно – сохранить память о войне и людях, которые в ней участвовали или помнят её, кто возрождал страну из руин. Особенно в наши дни, когда идет специальная военная операция, когда на Западе пытаются извратить значение Великой Победы, а в соседней и братской нам стране возродился нацизм. Мы упорядочили и восстановили сведения о различных категориях ветеранов, посещаем людей, беседуем с ними, поздравляем с праздниками, чтобы они не чувствовали себя забытыми. Работаем и с молодежью, проводим совместные мероприятия. Помогаем первичкам, в которых регулярно проводятся отчеты. Словом, будоражим, инициируем, направляем. Никто за нас это не сделает.

Беседовала Л. Лискина

38