Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

18.12.2015 10:20 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 98 от 18.12.2015 г.

Дед моего деда

Автор: С. СКОТНИКОВ

«… Я внимательно всматриваюсь в красивые бородатые лица рожечников. Пожелтевшая фотография пережила своих хозяев и донесла до нашего времени лишь общее для всех название – «владимирские рожечники». Как это мало для любознательного человека!»
М.В. Воронцов. «По следам владимирских рожечников»

Цитата из очерка нашего земляка и краеведа по призванию, столетие со дня рождения которого отмечалось в сентябре этого года, взята мною в качестве эпиграфа не случайно, ведь, действительно, как это мало — знать общее название хора рожечников, не зная имени и судьбы каждого из этих крестьян-пастухов, которые прославили своим искусством нашу малую родину. Для меня это еще и личная история, так как с детства я знал, что мой далекий предок (дед моего деда) играл на трубе в знаменитом хоре рожечников Н.В. Кондратьева и даже побывал на гастролях в Париже. К сожалению, ни мой дед, ни бабушка не могли мне показать на известной афише, кто именно из 12-ти крестьян является моим прославленным предком, и лишь пересказывали семейные легенды. Так я узнал, что мой прапрадед носил имя Сидор и фамилию Акулин. Рано овдовел и взял вторую жену из деревни Машково (сейчас это часть села Каменово). У Сидора было четверо детей – Иван, Дарья, Александра и Михаил. Имени ни первой, ни второй жены семейное предание не сохранило. Где родился сам рожечник, мы пока не знаем, однако существует легенда, что его семья была переселена помещиком Левашовым из деревни Мишнево в деревню Остров. Последняя была своеобразными выселками для неугодных крепостных крестьян, потому что располагалась рядом с болотом и имела самые непригодные для сельского хозяйства земли.
Правдива ли семейная история, еще предстоит установить, но есть документальное подтверждение, что младший сын рожечника, Михаил Сидорович Акулин, родился в ноябре 1873-го года в деревне Остров, впрочем, как и все его дети и многие внуки, включая мою маму.
Желание установить, кто же на афише из четырёх бородатых мужиков с трубами является моим предком, посетило меня еще в школе, когда я прочитал статью М.В. Воронцова «Возвращенный образ». Помню, как мы еще подростками с деревенским другом Шуриком Алексеевым, вдохновленные прочитанным, долго сидели у закрытой белой двери камешковского музея, который в 1984-м году еще располагался на первом этаже клуба «13 Октябрь». Казалось, вот сейчас придет этот добрый волшебник, откроет музей и расскажет нам о всех рожечниках, запечатленных на афише, ведь сумел же он возвратить из небытия образ руководителя хора Н.В. Кондратьева. К сожалению, в тот день нам так и не удалось встретиться с М.В. Воронцовым, и мои поиски прервались на долгие годы, хотя мысль их продолжить меня никогда не покидала...
Летом 2015-го года я, наконец, вернулся к изучению истории хора Кондратьева. Первым делом посетил Камешковский архив, где отыскал материалы, оставшиеся после М.В. Воронцова. Архивные папки в основном содержали газетные вырезки и черновики Михаила Васильевича для статей. Из пожелтевших газет я узнал, что список участников хора был опубликован в районной газете «Знамя» от 6 апреля 1965-го года в очерке «Рожечники» под авторством В. Киселева, который лично беседовал с внуком одного из участников хора. Внук, Константин Иванович Шевахин, сохранил доставшуюся от деда-рожечника Ивана Алексеевича Балакина старую афишу и записал со слов дедушки на её обратной стороне всех участников хора. Впоследствии данная реликвия была передана М.В. Воронцову и хранится теперь в фондах Камешковского историко-краеведческого музея. Список участников хора Н.В. Кондратьева в записи К.И. Шевахина выглядит так: Кондратьев (Мишнево) – рожок, Балакин (Мишнево) – рожок, Царапкин (Суслово) – рожок, Коровкин (Горки) – рожок, Капанин (Берково) – рожок, Сидор Иванович (Остров) – труба, Харлам Иванович (Машково) – рожок, Муравьев Мих. Ив. (Каменово) – труба, Пахарев (Симаково) – рожок, Морозов (Симаково) – труба, Потап Ермилыч (Машково) – рожок, Любимов (Ковров) – труба.
Отрадно было увидеть своего предка среди участников хора, пусть и без фамилии, но единственного, кто был из деревни Остров и играл на трубе (длинный рожок). Семейное предание получило подтверждение. Однако главная цель моих поисков решена не была – я по-прежнему не знал прапрадеда в лицо и не мог показать его на известной афише. Несколько дней я пытался раскладывать список участников хора на афише над головами рожечников, то слева направо, то снизу вверх, то змейкой, но все это походило на гадание на кофейной гуще. Михаил Васильевич Воронцов после встреч со старожилами д. Мишнево сумел установить, что двое сидящих по-турецки на первом плане – это Николай Васильевич Кондратьев (руководитель хора), а безбородый — Иван Алексеевич Балакин. При посещении Камешковского краеведческого музея мне также удалось узнать, что стоящий в середине верхнего ряда – это Пахарев Пётр Гордеевич, самый молодой участник коллектива и впоследствии продолжатель дела Кондратьева. За 50 лет, прошедших с момента опубликования списка, опознать удалось лишь четверть участников хора! Как это мало, но как это трудно сделать за давностью лет! У некоторых рожечников мы не знаем имён, а у кого-то фамилий, а хотелось бы знать еще и жизненный путь и уж тем более вглядеться в родное лицо.
Из истории науки известно, что многие открытия совершаются случайно, и удача улыбнулась мне и на этот раз. В газете «Знамя» за 23 октября 2015-го года я прочитал статью директора Камешковского краеведческого музея С.Б. Кудряшовой о неожиданной находке. В петербургском журнале «Всемирная иллюстрация» от 4 июня 1883-го года была найдена известная всем гравюра рожечников, которая до этого считалась французской афишей. На просторах интернета мне без труда удалось найти отсканированную копию этого журнала и внимательно рассмотреть рисунок. Отпечаток изображения был порази-
тельно чётким с детализацией, не встречавшейся ранее, видны были все полутона, которые при позднейших пересъёмках обычно расплывались в огромные черные пятна, и я все время увеличивал журнальный рисунок на компьютере без всякой потери качества. Когда же я стал изучать лица мужиков с трубами, то оторопел, увидев того, который сидел во втором ряду крайним слева, с картинно выставленной правой ногой. «Силы небесные!» – пронеслась у меня в голове фраза из известного фильма о Шерлоке Холмсе. – «Вот так начнешь изучать фамильные портреты и уверуешь в переселение душ». На меня с гравюры смотрело лицо моего деда, Сидорова Ивана Михайловича, ну разве только что с бородой! Сходство было настолько поразительным, что, я думаю, его смогут подтвердить все, кто знал моего деда. Не только прямой длинный нос, брови, носогубные складки, но даже выражение глаз было совершенно дедовское! Я не верю в такие совпадения, что кто-то совершенно чужой мог быть так похож на моего деда, да и наука генетика часто проявляет свои законы не в детях, а во внуках, приводя порой родителей в изумление. Всё это, конечно, пока не доказательства, и я надеюсь, что дальнейшие исследования прольют свет на тайну изображенных на афише. А пока я хотел бы призвать всех земляков вглядеться в лица рожечников, и, может, кто-нибудь, как и я, увидит в них родные черты. Посмотрите на них внимательно – они покорили Париж. Но об этом в следующей статье.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

511