Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

08.05.2024 10:18 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Каждую сводку с фронта мы слушали с замиранием сердца»

Автор: Н. ФРОЛОВ

Потомственный житель поселка имени Максима Горького Евгений Федорович Селезнев относится к поколению «детей войны».

Когда грянула Великая Отечественная, ему исполнилось четыре года. Причем мальчику Жене военные тревоги довелось испытать еще раньше. Его отец Федор Евдокимович Селезнев, работавший помощником мастера на фабрике имени Володарского в поселке имени М. Горького, в 1939 году был призван на службу в армию и сразу же попал на войну с Финляндией. Там в заснеженных карельских лесах рядовой Селезнев угодил в финский плен. И в плену оставался до 1947 года!

Начало Великой Отечественной Евгений Федорович помнит плохо. Военные годы у него навсегда ассоциируются с постоянным чувством голода. В их семье было пятеро детей. Мама Анисья Егоровна трудилась в фабричном подсобном хозяйстве, а потом работала в местной товарной конторе. Ей одной поднимать семью, оставшуюся без кормильца, было очень непросто.

На каждого ребенка выдавался паек по 600 граммов хлеба в день, на взрослого — 800 граммов. Конечно, по сравнению со скудным пайком блокадного Ленинграда это было намного больше, но все равно недостаточно. В семье Селезневых весь полученный по карточкам хлеб хранился в специальном ящике под замком, и трижды в день старшая сестра Клавдия отрезала по куску братьям и сестрам. Женя посещал поселковый детский сад. Малышей там кормили кашей или картошкой, а вот хлеба в детском саду во время войны не давали, — каждый из детишек приносил из дома свой..

- У меня на всю жизнь после военных лет осталось особое трепетное отношение к хлебу, — подчеркивает Евгений Федорович. — Никогда не мог и до сих пор не могу смотреть спокойно, когда люди выбрасывают хлеб!

На какие только ухищрения не пускались жители Володарки в голодное военное время. Как вспоминает Евгений Федорович, летом рвали разные съедобные травы, например, кумушку и опостыши. Рвали и ели! Также в пищу шли молодые побеги сосны. Варили щи из крапивы и щавеля. Всем семейством заготавливали грибы и ягоды. В квартире Селезневых стояла большая бочка с солеными грибами, которые становились хорошим подспорьем зимой. У каждой семьи имелся свой огород, где дети работали наравне со взрослыми. Выращивали картошку, капусту и огурцы. Все это тоже готовили на зиму, причем картошку даже сушили. Без огорода и леса, наверное, и выжить было бы трудно.

Но есть все равно хотелось. Доходило до того, что голодные дети тайком выкапывали недели две назад посаженную картошку в подсобном хозяйстве у Старой Николы и ели сладкие от крахмала картофельные клубни. На полях весной искали случайно невыбранные перемороженные и наполовину гнилые картофелины, растирали их и из этой массы пекли оладьи. Картофельные очистки не выбрасывали, а складывали в специальное корыто. А потом проводили «ревизию» его содержимого, отрезая тончайшие слои картофеля от кожуры. И это тоже шло в пищу.

Помимо нехватки продовольствия, существовала проблема заготовки топлива. Дров не хватало, дети ходили в лес собирать сухой хворост. За ними бдительно следили лесники. За самовольную рубку можно было угодить под суд, поэтому ребятишки заготавливали сушняк, грузили его на тележки и с гордостью везли домой. Ходили обычно целыми ватагами человек по восемь, причем каждый со своей тележкой и топориком — сучья рубить. Мать не пускала гулять до тех пор, пока не приготовлен хворост. А самовар топили специально собранными сосновыми шишками.

- В лесу тогда чисто было, — улыбается ветеран. — Ни одной упавшей ветки, ни одного сучка!

В качестве чая использовали смородиновые и малиновые листья, заваривали сухой шиповник, а также специально приготовленную вяленую свеклу.

Однажды Женя пришел в гости к знакомым в деревню Микшино. Там хозяйка поставила детям в качестве угощения целое блюдо мороженой сладкой рябины. И очень быстро вместительное блюдо опустело. Вкус рябины запомнился на всю жизнь. По тому времени это было лакомство! А конфет «дети войны» тогда и не видели.

Быт тоже был скудный. На семью из шести человек у Селезневых имелась одна-единственная самодельная кровать. На ней спала мама, а дети укладывались прямо на полу.

Каждый день долгой войны дети и взрослые нетерпеливо ждали сводки Совинформбюро, которые читал диктор Юрий Левитан. Он был родом из Владимира, но то, что знаменитый Левитан — земляк — во время войны на Володарке не знали. В каждой квартире имелось радио, репродуктор на столбе находился и в центре поселка.

- Каждую сводку с фронта мы слушали с замиранием сердца, — вспоминает Е.Ф. Селезенев. — И как же все радовались, когда наши стали наступать и каждый раз передавали все новые названия освобожденных городов!

В победном 45-м Евгения начали собирать в школу. Учебник выдавался один на троих, а то и на пятерых. Не хватало тетрадей. Мастерили самодельные тетради из старых газет.

Все суровые военные годы Селезневы ждали мужа и отца. Из Камешковского военкомата им сообщили о том, что он в плену. Однако война закончилась, а Федор Евдокимович все не возвращался. Прошел 1945-й, потом 1946-й, а о нем все не было ни слуху, ни духу. С 1939-го ни одной весточки, ни одного письма. А в 47-м отец вернулся. Пришел неожиданно и как-то буднично. Евгений Федорович навсегда запомнил отцовские самодельные сапоги, в которых тот пришел из восьмилетнего плена: из брезентовых пожарных рукавов с деревянными подошвами.

- Как мы тогда радовались, как кричали, как прыгали, — даже сейчас с дрожью в голосе рассказывает Е.Ф. Селезнев. — Для нас это был самый большой праздник, сравнимый с Днем Победы! Отец вернулся, его не трогали. Тех, кто возвращался из немецкого плена, отправляли в советский лагерь. А вернувшихся из финского плена почему-то нет. Едва оказавшись дома, отец сразу же пошел на работу. Федор Евдокимович Селезнев умер в 63-летнем возрасте от инфаркта в 1970-м, через 23 года после возвращения из Финляндии.

Евгений Селезнев после окончания школы-семилетки в 15 лет пошел работать на фабрику, потом окончил высшую спортивную школу в Смоленске, стал учителем физкультуры. Позже заочно отучился во Владимирском пединституте. С 1964 по 2005 годы работал физруком в Вахромеевской средней школе, а потом еще с 2005-го по 2012-й — в Серебровской. Опытный педагог пользуется огромным уважением и авторитетом у своих земляков. В 2018 году ему было присвоено звание Почетного гражданина Камешковского района.

Евгений Федорович и его супруга Людмила Павловна тоже родом из поселка имени М. Горького, вырастили дочку и сына. У них три внука, а теперь они ждут правнуков.

- Наше поколение росло в очень суровых условиях, — говорит Е.Ф. Селезнев. — Зато мы на всю жизнь получили отличную закалку, и нам были не страшны любые трудности. А сегодня наши потомки, потомки поколения победителей и «детей войны», продолжают традиции своих дедов и прадедов. И нас никому не сломать и не одолеть!

251