Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

10.04.2020 09:53 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Гордиться нужно таким народом

Автор: Н. ГРИШИНА

Все дальше в историю уходят события Второй мировой войны, все меньше остается участников и свидетелей тех трагических событий. И тем ценнее становятся воспоминания ветеранов, переживших суровые военные годы.

Однажды мы уже писали про Валентину Ивановну Гусеву, жительницу с. Второво, бывшую узницу концлагеря. И сейчас вновь попросили ее поделиться своими воспоминаниями, чтобы нынешние мальчишки и девчонки не забывали, что пережили их прадедушки и прабабушки.

Нелегкая судьба выпала Валентине в детстве. Она родилась в 1937 году в г. Орджоникидзеграде Орловской области (позже этому городу было возвращено старое название — Бежица). 9 октября 1941 года город оказался на оккупированной территории. От этого времени в воспоминаниях остался непрерывный гул бомбежек: сначала немецких самолетов, затем советских и снова немецких, пока город не оказался в фашистском тылу. В 43-м жителей оккупированной территории стали угонять в Германию. Так Валентина, которой тогда было всего шесть лет, вместе с матерью, Анной Васильевной Волковой и старшим братом Владимиром, 1931 года рождения, были отправлены в «путешествие по Европе».

Первое испытание, которое врезалось в память девочке, было на пути в варшавский пересылочный лагерь. В Беловежской пуще на обоз с угнанными напали польские партизаны. Но вместо того, чтобы освободить всех, поляки забрали с собой только своих соотечественников. Брошенные на произвол судьбы, без воды, пищи, под палящим солнцем люди буквально изнемогали. Кое-как сумели развести костер и постоянно поддерживали огонь. Ели павших лошадей, которые уже разлагались под жарким солнцем. «Ешь, доченька, эти червяки не вредные. Ты мясо съешь, а червячка выброси», — эти слова матери Валентина помнит до сих пор. Людям было уже все равно, кто их найдет в этом урочище: русские партизаны, польские или гитлеровцы, лишь бы выбраться. Нашли их немцы.

Потом были пересылочные лагеря в Варшаве, в Вуппертале. Охрану несли в них в основном полицаи. Они издевались особенно изощренно, на ночь отбирали девочек и мальчиков. По вкусу. И бросали их утром матерям под ноги, смеясь при этом. К счастью, на бирже труда, где Волковых выставили как дешевую рабочую силу на продажу, их выбрал герр Лоне для работы в своем поместье.

Хозяйство было большое: коровники, свинарники, пруд с утками, гусями, курятники, поля, где выращивались кормовые культуры для всей этой живности. На развилке дорог к Дюссельдорфу и Крефельду был их ресторан, куда и поставлялась продукция хозяйства.

На бауэра работало еще 13 пленных — поляки, украинцы, русские. Валентина и Владимир были единственными детьми среди них. У Вали был свой участок работы: курятник. В ее обязанности входил его обогрев, поддержание температуры в инкубаторе, кормление кур и цыплят и содержание в чистоте всего помещения и территории вокруг. Ранним утром нужно было натаскать для топки угля. И неважно, что девочке едва исполнилось семь лет. Все свои обязанности она должна было неукоснительно выполнять. И не дай Бог, если кто-то ненароком вызовет гнев фрау Лоне. На расправу та была крута. Валентина Ивановна хорошо помнит ее: большая, плотная, высокая, ходила в кожанке, в форме СС. Ее даже собственные дети побаивались. Но все же, как признается Валентина Ивановна, никаких зверств и издевательств не было. Кормили два раза в день, но украдкой можно было и найденное в укромном месте яйцо сварить, и картошку, вроде бы для корма скотине, для себя оставить. Хлеб для рабочих пекли с опилками, но и сами хозяева особенно не шиковали.

После обеда младшей дочери хозяев Мари Луизе разрешалось два часа пообщаться с Валей. И девочки быстро освоили чужие языки: Мари стала довольно сносно говорить по-русски, а Валя — по-немецки. Иногда Мари приносила с собой куклу и давала ее подержать, только чтобы не видела мать.

2 марта 1945 года поместье бауэра герр Лоне было освобождено американскими войсками. Но перед их приходом отряд гестапо собрал в округе всех пленных и взорвал на мосту через Рейн. Работников поместья спасла сама хозяйка. Она спрятала всех на кирпичном заводе своего знакомого. У нее были свои виды на этих людей. Фрау Лоне предлагала им остаться в поместье и работать у нее на условиях найма, причем очень для того времени неплохих.

Занявшие западную зону Германии английские и американские войска тоже предлагали всем

уехать в Америку, расписывая, что ждет их по возвращении в Советский Союз и как их встретят в Соединенных Штатах. Но из работавших в поместье никто на уговоры не поддался. Только в декабре 1945 года Анна Васильевна с детьми вернулась в Советский Союз.

Во Второво Валентина Гусева приехала в 1956 году после окончания техникума в Белоруссии, да так и осталась на владимирской земле. Сорок лет проработала она на железнодорожной станции. За отличную работу не раз была отмечена грамотами, дипломами и благодарностями, но ей самой дороже всего знак почетного железнодорожника России.

И сейчас, несмотря на преклонный возраст, на проблемы со здоровьем, В.И. Гусева остается жизнелюбом и оптимистом.

- Все пережили, — говорит она, — с любыми трудностями справлялись. Все мы умеем: и воевать, и работать, и гулять от души. Гордиться нужно таким народом.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

21