Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

18.06.2021 07:58 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Стоявшие насмерть

Автор: С. КУДРЯШОВА (Материал подготовлен с использованием электронных ресурсов)

Перед их памятью нам всем надлежит обнажить головы. На их гимнастерках не было ни орденов, ни медалей — одни смертельные раны. Заставам от Кольского полуострова до Черного моря не было приказа отступать, и они не отступили.

Среди пропавших без вести в первые дни Великой Отечественной войны числится уроженец села Второво Владимир Иванович Трифонов, 1921 года рождения. Он был призван в РККА 5 октября 1940 года Владимирским РВК. Служил в г. Таураге Литовской ССР. По адресу, указанному на его последних письмах — полевой ящик №25/5, мы смогли узнать, что он принадлежит 5-й заставе 106-го Таурагенского пограничного отряда.

Этот отряд был сформирован в июне 1940-го для охраны границы между Литвой и Германий, когда три Прибалтийские республики вошли в состав СССР. Местом дислокации отряда стал город Таураге. Штаб погранотряда разместился в старой крепости. К охране границы приступили все шестнадцать линейных застав, наш земляк Владимир Трифонов состоял в 5-й заставе. С мая 1941 года она располагалась у хутора Биржини. На заставе было около 50 человек, на вооружении имелись винтовки, гранаты, ручные и станковые пулеметы.

К исходу 21 июня 1941- го в готовности к броску через границу сосредоточились все дивизии вермахта. На это им отводилось от 30 до 60 минут. Около часа ночи 22 июня начальнику 106-го погран-

отряда подполковнику Леонтию Афанасьевичу Головкину донесли, что в районе шоссе Тильзит – Таураге к границе подошла без света группа тяжелых машин и остановилась. Об этом он доложил командиру 125-й сд, также дислоцировавшейся в Таураге, и поднял свой погранотряд по боевой тревоге.

5-я погранзастава под командованием политрука Петра Родионова заняла окопы и подготовилась к бою. Ровно в 4.00 22 июня все заставы и штаб подверглись внезапному артиллерийско-минометному обстрелу, сразу же была нарушена связь. От обстрела загорелись деревянные постройки. Вскоре на дороге, проходившей рядом с 5-й заставой, показалась колонна немецких войск. Когда до нее осталось метров 150, пограничники открыли огонь. От неожиданности немцы заметались, отступили в ближайший перелесок. Но потом под прикрытием артиллерии немецкая пехота вновь пошла в наступление. Пять атак отбили пограничники. Политрук Родионов с горсткой бойцов оборонял свой клочок земли не час, не два — почти полсуток! Переползали из наспех отрытого мелкого окопчика за столь же мизерные бугорки, хоронились у стволов и за пнями, продолжали сражаться, теряя товарищей одного за другим…

Шестая атака пехоты началась при поддержке танков и бронетранспортеров. Мужественно дрались пограничники, но силы были слишком неравны. В бою погиб политрук П.А. Родионов. И лишь когда среди оборонявшихся не осталось уже никого, кто мог бы держать винтовку, фашисты вошли во двор 5-й пограничной заставы...

Из всех защитников заставы до Победы дожили только Григорий Котляр и Яков Бессалов. Благодаря их воспоминаниям стали известны некоторые подробности того дня:

«...их подняли тогда с земли штыками, фашистский офицер с сомнением оглядел редкий строй, грозно спросил: куда успела отойти та воинская часть, против которой они сражаилсь весь день? И как ей удалось покинуть место боя столь невидимо и бесследно?

Вопрос понял один Яков Бессалов. Он успел окончить до армии среднюю школу, и уроки немецкого еще не выветрились у него из памяти.

- Здесь не было никого, кроме нас, — старательно подбирая слова, отозвался он, — только застава.

Офицер переспросил недоверчиво:

- Всего четырнадцать солдат?

- Именно так, — подтвердил Яков Бессалов, — а потом нас осталось, конечно, меньше.

Непроизвольным жестом офицер схватился за голову, потом покрутил указательным пальцем возле виска.

- Вы сумасшедшие? Один гарнизон против всей армии рейха?! Почему не сдавались?

Бессалов промолчал. Озадаченный офицер разрешил уцелевшим похоронить товарищей. Шатаясь от слабости, они подбирали павших и опускали их в братскую могилу».

Впереди у них были годы нечеловеческих испытаний в гитлеровских конц-лагерях. Я. Бессалову выпал Дахау. Стойко прошел свой путь и Г. Котляр.

Спустя годы Яков Николаевич Бессалов помог оты-

скать в разросшемся на месте бывшей заставы лесу не приметное никому, кроме них с Г. Котляром, место безымянной могилы. Пограничники 5-й погранзаставы, погибшие 22 июня 1941 г., были перезахоронены на воинском кладбище в г. Скаудвиле Таурагского района. При перезахоронении останков не у всех были найдены документы, поэтому некоторые похоронены как безымянные.

Согласно документам ЦАМО, наш земляк Владимир Иванович Трофимов пропал без вести в июле 1941-го. Может быть, он захоронен в этой братской могиле как безымянный герой. А может быть, с остатками Таурагенского отряда пробился из окружения и вошел в состав 125-й стрелковой дивизии 11-го стрелкового корпуса и совместно с частями РККА отошел за линию Таураге. Дальнейшая судьба личного состава 106-го погранотряда неизвестна. Большинство из них и по сей день остаются пропавшими без вести.

Но подвиг не имеет срока давности. Первый бой пограничных застав навсегда овеян ореолом мужества. И их гибель не была напрасной. Уже в первые часы вой-

ны гитлеровский блицкриг «споткнулся» о пограничные войска НКВД СССР.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

23