Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

27.03.2020 09:40 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Повзрослели без детства

Автор: К. СУРКОВА

Капитолина Ипполитовна Суркова, в девичестве Быстрова, родилась в Брянской области, в селе Борщово Навлинского района. Когда началась война, ей было 8 лет. Свои воспоминания о тех тяжелых годах она прислала в нашу редакцию.

К концу лета 1941 года уже вся Брянская область была занята фашистами. Почти в каждом населенном пункте расположились немецкие солдаты. Но страшнее всего были созданные для борьбы с партизанами отряды карателей. Они каждый день проходили по нашему селу, убивая всех, кто казался им подозрительным, не щадили ни женщин, ни стариков, ни детей.

Наше село находилось в километре от железной дороги, вокруг были леса, где и обосновался один из партизанских отрядов. Военные операции партизан по подрыву эшелонов с немецкой техникой стали головной болью для гитлеровцев. А жители помогали своим, чем могли. Родители посылали нас, детей, к партизанам — отнести соль, спички, продукты. Когда немцы узнали про это, все село сожгли, а жителей разогнали по другим деревням.

Чтобы как-то прокормиться, решили обратиться в немецкую комендатуру с просьбой поселиться на поле, там можно было хоть что-нибудь посадить. Нам пошли на уступки, выписали всем пропуска для беспрепятственного передвижения.

Но после очередной удачной диверсии на железнодорожном полотне фашисты посчитали партизанами и жителей. Под конвоем пригнали в деревню, поставили в шеренгу, собираясь всех расстрелять. Спас староста, показавший наши «аусвайсы».

Врезался в память и другой случай. Собирали в лесу ягоды и наткнулись на немецкий танк. Среди фашистов началась паника: партизаны, капут, сдавайтесь! Крики, стрельба… Не знаю, кто больше перепугался, мы или они. Убедил их в том, что перед ними обычные дети, а не малолетние диверсанты, только случайно оказавшийся у одного подростка пропуск, это нас и спасло. Но страх от направленного на тебя вражеского пулемета помню до сих пор.

Затем началось отступление немцев. Нас погнали на дорогу, используя как живой щит. Мирные жители шли внутри колонны, немцы по краям. Наши летчики летали вхолостую, боясь попасть по своим. Так дошли почти до Белоруссии. Дедушка не вынес трудного пути, тяжело заболел. Его и нас с мамой просто бросили на дороге.

Несколько дней мы прятались в каком-то погребе, где нас и нашли советские солдаты. От них узнали, что Брянщина освобождена и мы можем вернуться домой. Только вот возвращаться пришлось на пепелище. Выкопали землянку, два года жили в ней. Мама не выдержала всех выпавших на ее долю тягот и в 1945 году умерла, оставив нас с братом сиротами. Вскоре брат поступил учиться в ФЗУ, а меня взяла к себе тетя – инвалид. Вместе с ней я ходила по селу, прося милостыню, чтобы не умереть с голоду.

Но потихоньку жизнь начала налаживаться. В 1950 году закончила 7 классов и по вербовке приехала во Владимирскую область, на фабрику им. К. Маркса, где и проработала ткачихой 42 года.

А те страшные военные годы на оккупированной Брянщине до сих пор всплывают в памяти тяжелым напоминанием о детстве, отнятом войной.

Материал предоставлен на конкурс «Мы помним, мы гордимся»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

37