Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

07.03.2019 09:00 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Екатерина Ромодановская - первая декабристка

Автор: Н. ФРОЛОВ

Жены декабристов, добровольно последовавшие за своими мужьями в сибирскую ссылку, давно стали символом безмерной женской любви и верности, а слово «декабристка» превратилось в нарицательное.

Но, пожалуй, самой первой в отечественной истории декабристкой можно назвать графиню Екатерину Ивановну Головкину, урожденную княжну Ромодановскую. Она — последний потомок знаменитого рода князей Ромодановских-Стародубских, которым принадлежали камешковские деревни и села Патакино, Берково и Остров, в том числе пустошь Камешково. Е. И. Головкина-Ромодановская по собственной воле отправилась в ссылку за осужденным супругом в далеком 1741 году — на 85 лет раньше жен декабристов. А местопребыванием четы Головкиных стала далекая Колыма, которая и в XX веке являлась одним из самых суровых мест заключения.

В 1722 году в Москве состоялась роскошная свадьба: князь-кесарь Иван Федорович Ромодановский, высокопоставленный сподвижник Петра Великого, выдал единственную дочь 22-летнюю княжну Екатерину за сына канцлера Гавриила Ивановича Головкина, 23-летнего Михаила. На свадебных торжествах присутствовали царь Петр I, его супруга Екатерина Алексеевна и вся знать. Граф Михаил и княжна Екатерина составили идеальную пару. В отличие от многих других «династических» семейных союзов, это был брак по любви. Их трагическую судьбу тогда никто не мог предугадать.

После кончины Петра Великого при его вдове императрице Екатерине I, а потом и при Петре II и Головкины, и Ромодановские сохранили свое положение. А когда в 1730-м году воцарилась племянница Петра I императрица Анна Иоанновна, то графиня Екатерина Ивановна, как двоюродная сестра новой царицы, вошла в ее ближайшее окружение. Граф Михаил Головкин стал сенатором, потом был назначен вице-канцлером, возглавил Монетную канцелярию, а позже произведен в кабинет-министры — по современным меркам что-то вроде первого вице-премьера. При этом он был в оппозиции к находившимся в фаворе у царицы немцам во главе с герцогом Бироном, возглавляя «патриотическую» партию.

Но борьба с Бироном окончилась чередой дворцовых переворотов. К власти пришла дочь Петра Великого императрица Елизавета Петровна. Новая царица инициировала суд над графом Михаилом Головкиным, а фактически — расправу над ним. Причиной называли якобы перехваченное Елизаветой Петровной письмо племяннице императрицы Анне, где Головкин предлагал заточить дочь Петра в монастырь. Не исключено, что это была фальшивка. В декабре 1741 года Михаил Головкин был осужден и приговорен к смерти. Императрица «помиловала» «изменника»: его лишили графского титула, чинов, состояния и отправили на вечную ссылку в Сибирь — в самый ее дальний уголок, в селение Ярмонга на Колыме, что ныне город Среднеколымск.

А графине Екатерине Ивановне царица объявила, что ее виновной не считает, оставляет ей звание придворной статс-дамы и дает позволение жить, где пожелает. Но дочь князя-кесаря показала характер. «Я любила своего мужа в счастье, люблю его и в несчастье и одной милости прошу, чтобы с ним быть неразлучно», — ответила она императрице.

Разгневанная Елизавета повелела отнять у Головкиной-Ромодановской имения, деньги и даже вещи. Расчет делался на то, что оставленная без шубы 40-летняя женщина в Сибирь ехать побоится. Но Екатерина Ивановна оказалась человеком стойким. В последний момент ее знакомый граф Григорий Чернышев дал опальной графине овечий тулуп и 22 рубля — по тем временам достаточно приличную сумму, что позволило Головкиным добраться до места ссылки живыми. Чернышев рисковал сам оказаться в ссылке, но доброе дело осталось для графа без последствий.

Путешествие до Ярмонги заняло несколько месяцев. Там супругов поместили в специально приготовленном доме, где находился вооруженный караул. Бывший граф провел в ссылке 13 лет. Ему дозволялось выходить на прогулки и по воскресеньям посещать церковь — в сопровождении конвоя. Когда-то несметно богатые счастливцы теперь жили впроголодь: казна выдавала им лишь немного муки невысокого качества.

Племянник М.Г. Головкина позже вспоминал: «Г-жа Головкина мне потом часто рассказывала, как они сначала питались дикими кореньями и малоизвестными снадобьями, которые им доставляли шаманы, или жрецы кочующих в этих обширных и пустынных странах инородцев». Местные жители приносили ссыльным речную рыбу. Княжна Ромодановская и графиня Головкина (титулов ее не лишили) сама стряпала, ходила за водой, стирала, убиралась в скудном жилище. Так шли годы. Михаил Головкин тяжело болел, его жена самоотверженно ухаживала за ним. Спустя несколько лет в Ярмонгу чудом пробрались двое преданных слуг графской четы, доставив теплые вещи, посуду и небольшую сумму денег, чем очень поддержали изгнанников.

Все это время власти с иезуитским коварством подчеркивали, что Екатерину Ивановну никто на краю земли не держит, и она вольна уехать в Москву или в Петербург в любое время! Измученная, но не согнувшаяся женщина отвергала все посулы. В ноябре 1755 года Михаил Головкин скончался в 56-летнем возрасте. Его 55-летняя вдова, которой вновь предложили покинуть Колыму, заявила, что уедет только вместе с мужем. Местные власти разрешение на вывоз тела дать не могли. Екатерина Ивановна с помощью местных жителей забальзамировала останки супруга, поместила гроб в устроенной при ее доме часовне и стала ждать.

Только через год пришла бумага с разрешением от императрицы. В конце 1756 года Е. И. Ромодановская-Головкина отправилась с Колымы в Москву. Там она похоронила мужа в Георгиевском монастыре, где находилась фамильная усыпальница князей Ромодановских, и осталась жить в Москве, хотя после конфискации ее имений существовать могла лишь подачками дальних родственников. Детей у Головкиных не было. Хорошо еще, что власти вернули Екатерине Ивановне московский дом ее отца. Москвичи оценили поведение последней княжны Ромодановской тем, что оказывали ей величайшее почтение и огромное уважение. Сменившая на престоле Елизавету Екатерина II, узнав о положении Ромодановской-Головкиной, пожаловала ей пенсию в 4000 рублей в год (по тому времени огромную сумму) и 4000 душ крепостных крестьян в виде частичной компенсации за отобранные богатства. И хотя прежнего состояния дочь князя-кесаря не вернула, это позволило ей остаток дней провести безбедно и широко заниматься благотворительностью.

«Она жила с величавой простотой древних бояр и принимала во всякое время всех, кто желал ее видеть; и все шли к ней, как на поклонение национальной святыне», — писал ее современник. Екатерина Ромодановская прожила 91 год. В отечественной истории она навсегда останется образцом высокой жертвенной любви, непоколебимой верности и несгибаемой стойкости, заслуживающей благодарной памяти потомков.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

14