Меню
16+

«Знамя», общественно-политическая газета Камешковского района

12.10.2018 10:18 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Память о героях жива

Автор: Н. ГРИШИНА

Антонина Александровна Горшкова с любовью проводит рукой по холодному мрамору памятника: «…Теперь и душа на месте, не болит. Будто долг свой выполнила, груз с сердца сняла. Не для своей славы делала, не для огласки. Для них, тех парней, что в восемнадцать лет ушли из нашей деревни и не вернулись. Они погибли, чтоб мы были живы, и заслужили память о себе».

Мысль поставить памятник погибшим односельчанам не давала покоя старосте д. Мокеево А.А. Горшковой давно. Сама она родом из здешних мест. Училась сначала в начальной школе в д. Ворынино, потом закончила восьмилетку в с. Давыдово, среднее образование получила уже во владимирской школе рабочей молодежи. Работала на «Автоприборе» и на химзаводе. Но деревенской душе не хватало в большом городе ни простора, ни воздуха. Поэтому не променяла родные места на городские удобства. Да и давно возникшее желание увековечить память не вернувшихся с фронта не отпускало.

Со скромной зарплаты копила деньги на памятник. Хотелось, чтоб это было не похоже на обычное кладбищенское надгробие, чтоб чувствовались скорбь и величие. У старожилов выспрашивала, кто из их родственников ушел на фронт и не вернулся. Клавдия Шамина назвала своих родных, вспомнили, что из семьи Архиповых пятеро полегли на полях сражений, у Дарумовых – семеро, четверо у Рощиных… Так потихонечку список погибших мокеевцев вырос до 55. Потом уже, когда имена были высечены на мраморе, оказалось, что вспомнили не всех…

Отец Антонины тоже воевал. В 1942 году во время наступления пришлось долго ползти по снегу в сильный мороз. Александр Степанович отморозил пальцы, домой вернулся инвалидом. А его брат, Петр, умер от ран в госпитале.

Воспоминания отца, односельчан, демобилизовавшихся с войны, запали в душу Тоне, тогда еще совсем девчонке. Но острой занозой до сих пор саднит рассказ о том, как провожали на фронт в самом начале войны восьмерых восемнадцатилетних парнишек. С гармошкой, песнями. Когда вышли за околицу, один вдруг повернулся лицом к Мокееву и сказал:

- Прощай, моя деревня! Больше мы тебя никогда не увидим!

Его отец одернул, дескать, что говоришь, война скоро кончится.

Все восемь погибли в первом же бою, даже не успев написать письмецо домой.

- Разве можно забыть такое, — продолжает А.А. Горшкова. – Почти в каждый дом пришла похоронка, да и не по одному разу. Мы сначала у часовенки доску с фамилиями поставили, краской просто написали. А я все думала: мальчишки, да неужто вы только это заслужили?! Сама денег накопила, чуток в деревне насобирали. Поехала в город, по всем ритуальным мастерским прошлась, в одной только согласились по моей задумке обелиск сделать. Рисунок подобрали, слова хорошие. Вот Павел Шамин постамент сложил, дорожку к памятнику плиткой выложил.

Староста уверена, что жители земли давыдовской продолжат заботиться о сохранении памяти своих предков. Будут приходить к обелиску молодые родители и рассказывать своим детям, как сражались за Родину их прапрадеды, чтобы они знали и не забывали героев-земляков.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

12