Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

24.11.2017 09:47 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Камешки» под красным флагом

Автор: По материалам историко-краеведческого музея подготовила К. Денисова

Группа камешковских партийцев 20-х годов

Весть о свержении самодержавия долетела на камешковскую фабрику Дербенева 3 марта 1917 года.

Рабочие остановили производство, устроили митинг, на который прибыли около трех тысяч человек. По его окончании, подняв красный флаг, все двинулись в поселок, где звучала любимая песня: «Вставай, поднимайся, рабочий народ…» В этот же день избрали Революционный комитет, состоявший из 20 человек. Председателем стал П. Долбилкин, секретарем — А. Корунова, членом комитета выбрали А. Власова.

7 марта на фабрику приехал большевик М. Лешко и пять человек из 250-го революционного полка, расквартированного в Коврове. Большевики устроили заседание Революционного комитета, на котором Лешко призвал камешковцев не терять установленную с полком связь. Он уверил, что в случае каких-либо выступлений против революции, 250-й полк окажет рабочим полное содействие, если будет необходимо, помогут и оружием. На этом же заседании постановили немедленно принять обратно в подмастерья прядильной фабрики Алексея Григорьевича Беляева, уволенного в забастовку 1906 года. Постановление комитета сразу было исполнено. На одном из следующих собраний в Ревком приняли товарищей Назимова и Логанова.

Революционеры разоружили полицию во главе с урядником, те без всякого сопротивления отдали шашки и револьверы. Ревком избрал из своих членов 7 человек — надежных товарищей – для службы в милиции, старшим из них назначили М. Барабанова.

26 марта исполнительный комитет Ковровского Совета рабочих депутатов признал недействительными выборы фабричного комитета на камешковской фабрике Дербенева, так как от участия в выборах были отстранены женщины.

Перед Пасхой фабриканты Дербеневы прислали управляющему А. Самойлову письмо, где сообщали, что фабрика останавливается на неопределенное время из-за недостатка хлопка. Всем рабочим было велено выдать расчет. На эти новости отреагировал Ревком — оперативно организовал заседание. На нем постановили: фабрику не останавливать, провести явочным порядком восьмичасовой рабочий день и послать своих товарищей — Беляева и Андронова — добыть хлопок. На общих собраниях рабочих и служащих в обеих сменах большевики зачитали распоряжение Дербенева, объявили и постановление Ревкомитета, который народ принял единогласно. Через бухгалтерию добыли важные сведения, необходимые для дальнейшей работы фабрики. Рабочие выяснили, что в Харбине стоят принадлежащие Дербеневу 20 вагонов хлопка, поступившего из Америки через Владивосток. Товарищам Беляеву и Андронову дали денег, удостоверения, полномочия и строгий наказ — во что бы то ни стало доставить хлопок на предприятие. Большевики добрались до Москвы, взяли из правления Дербеневых справку, что действительно хлопок в Харбине принадлежит им. Затем им пришлось поехать в Санкт-Петербург, чтобы взять разрешение от Временного правительства, и после этого — в Харбин. Выполнив ответственное поручение, революционеры дали телеграмму, в которой сообщили, что хлопок погрузили и отправили. Рабочим эту новость рассказали сразу же на собрании. В итоге фабрику не остановили.

29 марта из временного Революционного комитета камешковцы по примеру ковровских революционеров организовали Совет рабочих и солдатских депутатов. Его председателем был избран П. Долбилкин, а секретарем — А. Корунова.

1 мая на камешковской фабрике легально организовали ячейку Российской социал-демократической рабочей партии. В нее вошли 12 революционеров, среди них был В. Цыганов.

Вопреки трудностям производство на фабрике не останавливалось. Вскоре Дербеневы прислали управляющему письмо. В нем содержался указ: лишнее сырье отправлять в Гаврилов Посад, а на фабрики Ковровского уезда — в Ступино, Брызгалово и Тынцы — пряжу больше не посылать. Такое распоряжение Совет рабочих и солдатских депутатов не устроило. На совещании постановили — пряжу в Гаврилов Посад не посылать, предприятие не останавливать, а управляющему велели сообщить об этом Дербеневым. Когда пришло время платить жалование, делегаты от фабрики поехали, как обычно, в Иваново за деньгами. Но встретил их Павел Никанорович Дербенев неприветливо: «Денег не дадим. Мы вам писали, чтобы вы кончали работу и пряжу не получали. Поезжайте обратно к Долбилкину и Совету. Они вам дадут денег для выплаты рабочим». Назад вернулись без жалования. Собравшийся Совет постановил командировать в Иваново П. Долбилкина и П. Тимина, чтобы добиться выплаты для рабочих. Когда они приехали в правление, Павел Дербенев ответил, что зарплату рабочим не даст и с насмешкой добавил: «Ну, новые фабриканты, платите сами деньги за работу». В ответ Долбилкин и Тимин поставили Дербеневу ультиматум, пригрозили пойти в Ивановский Совет рабочих и солдатских депутатов к комиссару труда товарищу Фролову. После этого Дербенев заговорил совсем иначе, пошел в бухгалтерию и сделал распоряжение выдать деньги.

На общем собрании рабочих и служащих фабрики, 19 октября, вынесли резолюцию с требованием передать власть Советам и прекратить преследование Временным правительством Ленина и Зиновьева.

3 ноября центральный стачечный комитет Иваново-Вознесенского района объявил о начале забастовки текстильщиков. В Ковровском районе к ней присоединились более трех тысяч рабочих бумаго-ткацкой и прядильной фабрики Дербенева.

9 ноября пришло известие о свержении Временного правительства и переходе власти к Советам. По воспоминаниям Долбилкина, 14 ноября камешковцы отправили в Петербург представителям съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, резолюцию: «Приветствуем вас, первых борцов, решившихся открыто выступить на борьбу с преступным правительством Керенского, взявших тяжелое бремя власти на себя в эту трудную минуту и ведущих страну к Учредительному собранию. Выражаем вам полное доверие и готовы поддерживать вас с оружием в руках».

После Октябрьской революции все фабрики Дербеневых были национализированы, но ещё раньше фабриканты покинули просторы Отечества, поскольку их участь в России была предопределена.

(В статье использованы воспоминания людей, причастных к происходившим в 1917 году событиям.)

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

50