Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

19.02.2016 11:07 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 11 от 19.02.2016 г.

Такое вот суровое мужское ремесло

Автор: А. ПАРФЕНОВ

Лейтенант Громов (крайний справа) в начале службы в Афганистане

МОЙ собеседник – Юрий Викторович Громов, наш земляк, ветеран боевых действий в Афганистане и многих горячих точках (Южная Осетия, Чечня), кавалер двух боевых орденов — Красного Знамени и Красной Звезды и медали «За отвагу». Но самое удивительное – от двух орденов Мужества, к которым он был представлен, самолично отказался. Почему?
Военная карьера его началась после Орджоникидзевского высшего командного училища им. маршала А.И. Еременко. Здесь готовили офицеров специально для боевых действий в горной местности. До ввода
войск в Афганистан еще никто не знал, что такая специ-
фика в скором времени очень пригодится выпускникам. И после училища Юрий Викторович сначала попал служить на Урал. Но в начале афганской кампании одним из первых написал рапорт о переводе в зону боевых действий. «Интернациональный долг» для него был не пустым словом. И сейчас он вспоминает эти 2 года службы в ДРА как лучшее время жизни. Там, по его словам, было настоящее воинское братство, а СССР вел подлинно справедливую войну – с этим убеждением он не расстанется никогда.
Первая должность за границей – командир взвода охраны штаба 40-й армии в Кабуле. В дальнейшем служил в комендатуре 108-й мотострелковой дивизии. Проще говоря, это был аналог СМЕРШа в Афганистане со всеми вытекающими функциями: ловля диверсантов, устройство засад на моджахедов, охрана основного аэродрома и т.д. В его непосредственном подчинении было около 30 бойцов, и, как командир, он гордится тем, что при проведении различных боевых операций в его подразделении было меньше всего потерь. Служил он вместе с Героем Советского Союза Р. Аушевым (кстати, и учился вместе), контактировали часто и понимали друг друга «с полужеста».
Первое ранение он получил в плечо. Пуля – дура, а осколок – дурак. Их в плечо попало целых два, впились друг за другом. Громов даже в госпиталь отказался ехать, так как впереди было сложное задание, а оставить «своих ребят» он не мог. Его подлечили в обычной санчасти – и в бой. На втором году службы так уже не повезло: при доставке донесения в дивизию (которой командовал его однофамилец, всем известный Борис Громов) их БПМ подорвался на мине, те, кто в «коробочке» был, сразу погибли, а командира контузило и выбросило далеко на обочину. Однополчане его не сразу нашли (и даже записали в боевые потери, сколотив 3 гроба), но не зря говорится — «кого при жизни хоронят, тот долго проживет». Больше трех месяцев он провел в госпиталях, а после выписки снова рвался в зону боевых действий. Однако дело уже шло к выводу ограниченного контингента войск.
Как у всех офицеров, конечно, была мечта – поступить в Академию им. Фрунзе, но злосчастная контузия отразилась на здоровье. Ограничился прохождением курсов Генштаба (г. Саратов) и после них командовал батальоном.
Когда «горбачевщина» больно ударила по армии, пошли сокращения. Пришлось перейти на работу в военкомат (г. Алагир, Северная Осетия). Но по соседству, в начале 90-х в Южной Осетии, как все помнят, уже развивалась межнациональная трагедия – грузины против осетин. В результате этнического конфликта только с 6 января по 1 сентября 1991 г. было убито 209 осетин, ранено 460 мирных жителей, пропали без вести 150 человек (впоследствии выяснилось, что подавляющее большинство из них были убиты грузинскими вооруженными формированиями).   И кому, как не Громову с его боевым опытом, предстояло формировать миротворческий батальон в этом регионе. На той войне «незнаменитой» (в августе 2008 года Грузия начала военную операцию против Южной Осетии) он встретился с однополчанином, с которым когда-то на перевале Саланг в Афганистане вместе отбивались от наседающих моджахедов. Но горька была эта встреча, потому что тот, кто был плечом к плечу с ним тогда, в этот раз оказался по другую сторону окопа. А чем все в осетинской горячей точке закончилось, известно (Саакашвили нервно жевал свой галстук). Знай наших…
Поскольку Юрий Викторович родом из Нальчика (но корни у него русские, мама из Москвы уехала на Кавказ работать учителем), кавказские нравы он знал хорошо. И в обеих «чеченских войнах» наш герой тоже участвовал, но уже в качестве военного советника. И, конечно, бывших военных не бывает: как только на Украине случился бандеровский мятеж, сразу встал на сторону ДНР, помогал ополченцам, чем мог. Так что известная заставка популярной радиопередачи «Мои друзья — начальники, а мне не повезло – который год скитаюсь с автоматом…» — это точно про Ю.В. Громова.
А от двух орденов он отказался по простой причине. Можно сказать, «голос крови». Невероятно, но факт: его бабушка давным-давно воевала на стороне Белой гвардии (даже ездила в одном поезде с генералом Деникиным). Она избежала репрессий, но передала внуку свою ненависть именно к «гражданским войнам». Поэтому за пределами СССР он считает боевые заслуги оправданными, а внутри границ великой страны — извините…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

132