Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

20.03.2015 14:12 Пятница
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 20 от 20.03.2015 г.

Геноцид – это звучит страшно

Автор: А. Александров

Мамы любят, когда спокойно дети спят...

ФОРМАЛЬНО на Украине сейчас «режим тишины». Но в реальности обстрелы Луганской и Донецкой областей продолжаются. И люди по-прежнему бегут от войны. Только в середине февраля в поселок им. Горького в пункт временного проживания поступили 14 человек: 7 взрослых и 7 детей. Что они испытали на родине и чего ждут в будущем? – об этом наш рассказ.

Когда мы приехали, в приюте оставались лишь женщины, а трое мужчин уже успели найти временную работу в поселке. Переселенцы, чувствуется, еще не отошли от пережитых ужасов гражданской войны, немногословны и часто переходят почти на шепот, сообщая об увиденных смертях, бомбежках, угрозах «нациков» и бесчинствах «доблестной» украинской армии. Что поделаешь – «на войне как на войне»…
Оксана Величко приехала из г. Стаханова Донецкой области. Как она выдержала этот зло-
счастный год после Майдана, нам трудно представить. Ополченцы не отдали город врагу, и жители были спокойны: ведь на их защиту встал хорошо организованный казачий полк, а они в бою храбры. Порошенковские назначенцы-администраторы сразу после референдума о самостоятельности Донбасса сбежали, и оборона против АТО была организована хорошо. Но против авиабомбардировок, налетов и минометов на первых порах трудно было устоять и казакам, а уж тем более мирным жителям. Оксана и ее муж вскоре потеряли работу и средства к существованию. Всем известно, как Яценюк с Порошенко решили прекратить все выплаты на территории самопровозглашенных республик. Президент В.В. Путин тогда отметил, что это «…попахивает геноцидом». Так и было.
- Если хлеб с утра не ухватишь, то весь день уже не найдешь. Да и магазины в городке почти все постепенно разбомбили. Осенней порой еще можно было подкормиться грибами в лесополосе, но там стали появляться мины, растяжки, появились сведения о диверсантах. Хорошо еще, что в городе мародерства не было: казаки вместо сбежавшей милиции за порядком строго следили! Потом активные бомбежки начались … Спать сынишку я нередко укладывала в ванную, а сама располагалась рядом, потом две ночи в бомбоубежище провели. Решение уехать созрело, когда увидела следы разрыва снаряда в соседнем доме – в 200 метрах от нашего. Это страшно! Муж остался там в ополчении. Конца не видно, и в перемирие мне уже не верится, — говорит собеседница.
Ее сынишка, 11-летний Станислав, к счастью, сейчас уже не спит в ванной. В Камешковском центре реабилитации для несовершеннолетних созданы все необходимые условия для переселенцев. Мальчик заимел новых друзей в местной школе, и, как говорит мама, от программы не отстал. Ну и ладно, и добро…
Аня Назаренко прибыла из села Новомихайловка Марьинского района. Напомним, что в ходе осады Донецка в июле—августе 2014 года г. Марьинка, оказавшийся в полосе фронта между силами ДНР и ВС Украины,  подвергся многократным артобстрелам. Имелись десятки человеческих жертв. А 31 июля украинской стороной были применены бомбы, похожие на фосфорные. В ходе противостояния Марьинка неоднократно переходила от одной стороны к другой. На момент отъезда Ани Назаренко из этого «горячего района» Новомихайловка была в руках карателей. Конечно, население относится к ним враждебно, и те отвечают взаимностью: «Если будем отходить отсюда – сотрем с лица земли ваше поганое село!» — такую угрозы жители слышали постоянно.
Она работала в детском саду нянечкой, но вскоре садик зацепило снарядами, детей водить перестали, и работы не стало. Помимо этого, пострадали церковь и больница в селе. Все врачи давно из лечебного учреждения уехали, только одно отделение для пожилых людей осталось, и там пациенты и врачи живут до сих пор в постоянном страхе. С каждым днем жизнь становилась невыносимей. Торговля дышала на ладан, продавцы первое время сами ездили за товаром в Украину, но потом дорога постоянно простреливалась, и магазинчики позакрывались. Но, как ни странно, кое-какой бизнес еще теплится. Аня говорит, что в их районе даже один «турецкоподданый» предприниматель засеял поля и намеревался собрать осенью урожай. Но, когда увидал, как расправляется с собственным народом киевская власть, быстро улетел в Стамбул и больше не возвращался. Чтобы прокормиться, Аня работала на уборке капусты у местного фермера. Каково это, когда снаряды каждый день пролетают над головой! В конце концов разрывы стали все ближе, на соседнем поле рабочие прятались под машины и в буквальном смысле «землю целовали» от страха. В итоге и эту работу пришлось бросить. Когда неподалеку убило 40-летнюю женщину, Аня вместе с сестрой стали паковать чемоданы.
Ее сестра Таня Лебеденко приехала вместе с четырьмя детьми. Старшие мальчики — школьники, с февраля ходят на занятия и наверстывают упущенное (кстати, на Украине в первый класс идут с 6 лет), а самому маленькому Даниле 5 лет. Он уже за месяц здесь освоился и налегает на «булки с повидлом». Таня рассказала, как идет пресловутая «порошенковская» мобилизация, которая больше похожа на «охоту на ведьм». В их село прислали 34 повестки, но забрать не смогли и десятка. Много их земляков сейчас работают в России, в этом случае силовики составляют акт, и далее за домом ведется слежка. Двое ребят из села однажды в перерыве между боями поехали в город забрать бытовую технику, и с тех пор их никто не видел (то ли на передовую отправили, то ли просто расправились и закопали в лесу).
Наталья Салькова прибыла из небольшого шахтерского городка Кировска. С апреля 2014 года он контролируется формированиями ополченцев. С ней сын 13-ти лет и 6-летняя дочка. Все те же ужасы обстрелов, безденежье и наступающий голод заставили мать двоих детей сняться с места и искать прибежище в России. Она с мамой и детьми жила в панельной девятиэтажке. Когда начались интенсивные обстрелы, соседний такой же дом изрешетило насквозь и частично разрушило. Спали в ванной комнате, опасаясь осколков. Как ни странно, в этом городке сохранилось много бомбоубежищ еще с Великой Отечественной, прятались и там. Осенью Наташа работала в поле на уборке капусты. «А что делать? Маме пенсию не платят, работы никакой – хоть что-то в зиму надо было запасти. С хлебом в начале года только ополченцы выручали – спасибо им!» — говорит моя собеседница. От снарядов пострадали расположенные недалеко детсад и школа, в которой сын отучился последние два дня в декабре. Вот тогда мать и решила уехать.
Все эти люди помаленьку обживаются на новом месте, познакомились с местными жителями. Случаются забавные вещи. «Ой, нам тут не рекомендовали в леса ходить – кругом медведи, лоси, рысь в изобилии. У нас же там только зайцы водятся…», — поделились женщины. Развеем их страхи: последнего медведя во Владимирской области видели в середине прошлого века, а лоси — они «не кусаются».
Как сообщила нам директор реабилитационного центра И.В. Мокина, это уже «вторая волна» беженцев, размещенных в п. им. Горького. Вопрос с питанием решен успешно, собираемая «гуманитарка» тоже поступает регулярно. Самый трудноразрешимый вопрос – поиск работы. Иждивенческих настроений среди беженцев нет, украинцы – очень трудолюбивые люди, рады малейшей возможности подработать. Но пункт размещения все-таки удален от райцентра, Коврова, Владимира – как тут быть? В первые месяцы все эти семьи очень нуждаются в нашей поддержке. Не оставим их в беде!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

149