Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

06.11.2015 09:26 Пятница
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 84 от 06.11.2015 г.

Главное - иметь мечту

Автор: К. ДЕНИСОВА

МЫ все постоянно куда-то торопимся. За ежедневной суетой забываем навестить родственников, о наших бывших учителях и речь не идет…  А они, проводив во взрослую жизнь своих последних учеников, ведут спокойную, размеренную жизнь. Смотрят телевизор, беспокоятся из-за надвигающегося ненастья, вспоминают свой нелегкий трудовой путь и не кичатся высокими наградами и достижениями. Таких людей в нашем районе много. В их числе — ветеран войны и труда, заслуженный учитель РСФСР Лидия Романовна Гущина. 

Свою малую родину, поселок Бакланово Смоленской области, Лидия Романовна (в девичестве Зай-
цева) запомнила еще нетронутой немецкими бомбами. В ее памяти часто оживают картины беззаботного детства: большое озеро, в котором купалась малышня со всех окрестностей, очаровывающая своей красотой природа, добрые жизнерадостные люди…
В школу маленькая Лида пошла раньше, чем другие дети. К четырем годам она уже хорошо читала, умела писать. Родственники удивлялись способностям девочки и с гордостью признавали, «в кого она пошла». По линии матери в семье было много педагогов, которые с удовольствием занимались с Лидой. С самого раннего детства у Лидии была мечта: следуя примеру взрослых, она хотела стать учителем. Поначалу девочку привлекала не столько сама профессия, сколько бал для педагогов. Торжество, больше похожее на волшебную сказку, проводилось в поселке каждое лето. Лидии очень хотелось находиться в окружении умных, образованных людей, быть такой же, как они, общаться на равных.
Известие о войне принес старший брат Лидии. Рано утром 22 июня 1941 года семья ждала выпускника десятого класса Петра Зайцева с прощального школьного бала. Горю не было конца, когда вместо веселого рассказа о вчерашнем торжестве Петя сказал, что началась вой-
на. Несколько часов назад он танцевал с одноклассницами на школьном балу, а теперь вместе с папой и всеми остальными мужчинами готовился принять неравный бой. Не позавтракав, они отправились рыть окопы. Школьный вальс оказался для Пети прощальным, с войны он, как и отец, не вернулся.
Большая прежде семья распалась, в доме остались только женщины, да и то ненадолго. Вскоре папина сестра получила задание «спасать скот» и догнала стадо почти до Москвы. Затем вернулась, чтобы уйти в партизанский отряд. Бабушка поступила так же. Война быстро изменила родную землю до неузнаваемости – немцы заняли Смоленск за несколько недель.
Всех детей приказали эвакуировать. Лидия Романовна помнит, как мама собирала ее в далекий путь. С собой разрешили взять в узелке немного из еды. Учеников школы до девятого класса посадили на телеги и отправили под Ленинград, откуда их должны были переправить в Горьковскую область. Дорога была тяжелой, сначала ехали на телегах, потом несколько недель шли пешком по лесам. Еда, взятая с собой, давно закончилась, а немцы не переставали бомбить, они строчили из пулеметов по детям, распластавшимся по земле и прикрывающим головы руками.
Когда вышли к шоссе Ленинград — Горький, стало полегче. Там всех погрузили в телятник и повезли в направлении Горького. Запасы воды подошли к концу. Спасал только дождь. Чтобы избавиться от жажды, дети по очереди подставляли рты к узенькому окошку, и красные капли, падающие с ржавой крыши, были вкуснее всего на свете. В пути сделали только одну остановку, чтобы подкрепиться, – в Иванове. Конечной точкой маршрута стал город Правдинск Горьковской области.
Мама Лидии Романовны осталась в Бакланове совершенно одна. В поселке не было ни души, все, кто выжил, стали партизанами. Сама она решила, что должна помогать раненым, и ушла с первым встретившимся на дороге обозом. Много смертей она повидала за долгие четыре года и вместе с солдатами Красной армии дошла почти до Берлина. К концу войны она часто писала дочери, что единственным ее желанием было поскорее встретиться.
В Правдинске Лидия задержалась на несколько лет. Как и многие школьники, эвакуированные со Смоленщины, поступила в ремесленное училище. Специальность выбрала далеко не женскую — слесарь-инструментальщик. Поначалу было трудно, ремесло никак не давалось в руки самой маленькой в группе девочке. Когда нужно было бить молотком по зубилу, она очень часто промахивалась и попадала по пальцам. На одном из них до сих пор сохранился след. Но как бы тяжело ни было, занималась она с усердием, и заботливые наставники это видели, относились к ней с пониманием и терпением. Один мастер частенько посмеивался над подростками, называя их «чурками деревянными», но на него никто не обижался. Ведь он делал это любя и постоянно говорил девчонкам о том, что нужно идти учиться дальше. Прислушавшись к совету, Лида вместе с подружками поступила в школу рабочей молодежи, которую закончила на одни пятерки. Затем закончила Горьковский индустриальный техникум, но слесарное ремесло не стала больше изучать, к душе было ближе токарное.
- Слесари все раньше своими руками делали, а у токарей станки современные были. Мне интересно стало, я попробовала разок – понравилось. Сначала сделала деталь с браком, потом с каждым разом все лучше и лучше. Ходила вся грязная – с ног до головы, а что поделаешь, работать нравилось, — вспоминает Лидия Романовна.
Мастер, который обучал девушку, сначала не очень хорошо к ней относился. Еще бы – напросилась в токарную группу, а толком сделать ничего не может. Потом, видя старания, стал более снисходительным, а затем сделался первым помощником. И уже в конце первого курса студентка Зай-
цева стала учиться лучше своих одногруппников, последний курс закончила с отличием. Помимо учебы, девушка участвовала в кружках, пробовала себя во всем, что было интересно, научилась играть на гитаре.
Но постоянная занятость не могла отвлечь девушку от мыслей о возвращении на свою малую родину. Она мечтала посмотреть, каким стал родной поселок после войны. И чудо случилось: за прилежную учебу Лидии Романовне выписали «литеру» (бесплатный билет) в Смоленск. Конечно, вернувшись к родным пенатам, она не нашла ничего общего в поселке, развороченном немцами, с райским миром своего детства. Земля еще была изрыта окопами, а колючая проволока тут и там указывала, где находились немецкие и наши солдаты. Сердце не могло выдержать столь печальную картину, пришлось вернуться обратно – к учебе и работе.
«Сдав пробу» на «отлично», Лидия Романовна сама стала мастером производственного обучения и получила первых своих учеников. Все парни, как на подбор, высокие, красивые, веселые, только резцы ломали часто, а, как следствие, воровали их у рабочих, чтобы выполнить план. Учиться у молодой девушки было для них удовольствием, только дисциплина немного хромала. Мастер еле справлялась с необузданной энергией своих подопечных, но они ее слушали и уважали, даже заняли первое место на областном конкурсе.
- Мне всегда хотелось стать учителем. Я жила, работала, а сама все думала, как бы поступить в педагогический институт, — вспоминает Лидия Романовна.
И поступила, благо от места работы он был буквально в нескольких шагах. На историческом факультете Лидия Романовна чувствовала себя, как рыба в воде. Вскоре к ней вернулась мама. Две мечты сбылись, и жизнь сразу поменялась.
Закончив Муромский институт с отличием, девушка пошла работать по распределению в Брызгаловскую школу. Но на этом любимая учеба не закончилась – появилась новая мечта — поступить в Московский заочный педагогический институт. И, конечно, все сложилось хорошо — через несколько лет Лидия Романовна получила диплом, в котором была всего лишь одна четверка.
В Брызгаловской школе учительницу истории любили и уважали. С ребятами она общалась просто, могла заинтересовать любого, частенько рассказывала им истории из своего детства. Лидия Романовна умела навести тишину в классе с первых минут урока одной фразой, брошенной как бы невзначай. И все сразу притихали – внимательно слушали. Мальчишки уважали ее за то, что могла помочь в слесарном и в токарном деле и всегда с удовольствием учила всех тому, что умеет сама. Лидия Романовна часто ходила с детьми в походы, вела различные кружки и организовала школьный музей, первыми экспонатами которого стали старинные предметы с ее малой родины. В свои 87 она помнит всех своих учеников и гордится тем, что никогда не была «очень строгим» учителем и часто прощала детям шалости. Потому что всегда была уверена: ее ученики никогда не подведут.
Можно сказать, что вся жизнь Лидии Романовны – ежедневная работа и стремление осуществить свою мечту. Достигнув цели, она ставила перед собой более высокие задачи и так же медленно, но верно, шла к воплощению в жизнь новых планов. И все исполнилось, все сбылось.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

129