Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

12.12.2014 16:19 Пятница
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 91 от 12.12.2014 г.

Все счастье земли - за трудом

Автор: К. Денисова

На первый, обывательский, взгляд кажется, что жизнь людей, посвятивших себя труду, непримечательна. Это далеко не так. Один из таких людей – почетный камешковец, труженик тыла Владимир Михайлович Терентьев — с удовольствием рассказал нам о том, какую роль в его судьбе сыграли война, целина, арифмометры, фабрика и даже …маршал Буденный.

На все руки
Владимир Михайлович – коренной камешковец, родился в селе Гатиха 21 июня 1930 года. Одиннадцать довоенных лет прошли быстро. Деревенской семье было трудно без отца, у мамы подрастали трое детей, среди них и маленький Володя. В восемь лет, как и все, он пошел в школу, но война не дала доучиться. В 1943 году советские войска окружили армию Паулюса, и военнопленных начали увозить в глубь страны. Как следствие, не только больницы и госпитали, но все школы, клубы и общественные места были заняты немецкими военнопленными. Вторая школа, в которой учился Володя, занималась «где придется» — иногда даже в сапожной мастерской. Тетрадей не хватало, писали на газетах между строк. Таким образом удалось дотянуть до пятого класса.
В тяжелое военное время мысли у ребят были, конечно, не о получении новых знаний, а преимущественно о том, где достать еду. Но мама настаивала на учебе, и потому пареньку приходилось совмещать учебу с работой. В свободное от занятий время все ученики трудились на пригородном хозяйстве (в бывшем совхозе «Камешковский»), в летнее время это было своеобразной обязательной практикой.
В годы войны ребят часто снимали с занятий в школе на разгрузку вагонов с торфом. Не только ему приходилось работать из последних сил, каждый знал, что помощь тыла – один из залогов победы. С детства Владимир Михайлович учился у мамы шитью, а в 12 лет стал полноценным помощником. Вечерами они вместе шили фронтовикам ватники, бурки, варежки. Владимир Михайлович быстро научился ремонтировать швейные машины и до сих пор это делает мастерски. Кроме того, сын помогал на вырубке леса. Он понимал, что одной матери будет трудно выполнить норму, которая для каждого работника фабрики составляла 10 кубов древесины в год. Дрова нужно было напилить, нарубить, уложить и сдать для фабричной котельной. Подросток, превозмогая усталость, шел за взрослыми десять километров туда и обратно, тянул из леса салазки с дровами. За это все Владимир Михайлович получил медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».
Зная о том, как тяжело приходится маме, Владимир Михайлович стал проситься на работу и с 14 лет устроился в механическую мастерскую учеником слесаря-инструментальщика, успешно сдал экзамены на слесаря 5 разряда – наивысшего на тот момент. И был направлен в Москву на курсы повышения квалификации, окончив их с отличием получил специальность механика счетно-пишущих машин, арифмометров, кассовых аппаратов и другой техники, которую можно увидеть теперь только в специализированных музеях. Узнав, какую зарплату получил Владимир Михайлович, его мама заплакала от счастья, но шутливый вопрос, кого он убил за такие деньги, все равно задала. Вскоре качественно отремонтированная вычислительная и пишущая техника просто перестала ломаться, заказов становилось все меньше, зарплата, соответственно, тоже. Пришлось перевестись в ткацкий цех. Обучился работе ткача, затем стал помощником мастера, научился налаживать ткацкие станки. С октября 1950 по 1955 год служил в армии, в Ташкенте. Затем вернулся на свою работу, поступил в школу рабочей молодежи.
Целина
До возвращения на малую родину Владимир Михайлович несколько лет провел на целине. Это отдельная страница в его биографии. Попал он туда не только по велению сердца, вдохновленным тружеником-романтиком — его направил райком комсомола по приказу старшим от района. Большой товарный поезд, следовавший из Владимира в Казахстан, собрал мечтателей и ударников труда со всех уголков области. По пути в деревянном вагоне сразу же провели собрание, подружились. Высадились в необъятных необработанных степях рядом с Карагандой, начали трудиться. Самым запоминающимся стал очередной день рождения.
- Я купил десятилитровый бидон, который наполнил вином. Гуляли весело, дружно, вся бригада меня поздравляла, пили в мою честь. А вечером поехали к девчонкам в соседний совхоз, там было много молоденьких учительниц из Владимирского педагогического института, и шумное застолье продолжилось. Но внезапно пришла телефонограмма: завтра в 11 утра начинается уборка пшеницы. А мы в другом совхозе… Хмель, как рукой, сняло! – вспоминает Владимир Михайлович.
В сторону соседнего совхоза ехали на машине, и чтобы не заблудиться, Владимир Михайлович набрал больших камней и скидывал на землю на каждой развилке дорог, чтобы знать, куда идти обратно, если вдруг не будет транспорта. Так и оказалось. Всю ночь предстояло идти пешком. Низкая луна хорошо освещала дорогу, но на одном степном перекрестке заветный камушек не нашелся, и пришлось следовать наугад, «на дымок», поднимавшийся от труб. Когда пришли на место, от усталости Владимир Михайлович даже не узнал повариху, но все были бесконечно счастливы, что ночное путешествие закончилось. «Отдохнувших» накормили кашей, вареным сурком и, как положено, в 11 часов все сели за свои машины. В основном, Владимир Михайлович работал в ночную смену — «ткачам без сна не превыкать». По окончании покоса на большом собрании подвели итоги, где его объявили передовиком производства. Первый во всем совхозе он получил премию деньгами и пшеницей и гордый вернулся домой, на свое прежнее место работы — в ткацкий цех.
Не может – заставим!
Благодаря отличной подготовке, ткацкое дело давалось Владимиру Михайловичу легко и без особых усилий. Со временем он постиг все тонкости фабричного дела. В 1960 году ему предложили работать на отстающем комплекте, на котором никто не мог выполнить план. Буквально за один месяц удалось восстановить производство и вывести это подразделение в передовые. Затем то же происходило еще на нескольких комплектах. В это же время под руководством Героя Социалистического Труда В.И. Гагановой в стране поднялось движение, ратующее за переход передовиков на отстающие участки производства, чтобы поднять их до уровня лучших. Камешковские рабочие, к сожалению, ничего не слышали о всесоюзном движении, но уже давно работали именно так. Их несправедливо назвали «последователями Гагановой», с которой впоследствии Владимиру Михайловичу довелось встретиться на всесоюзном совещании передовиков в Кремле.
Чтобы в Москве выглядеть подобающе, Владимиру Михайловичу пришлось купить белый костюм. На встрече Генеральный секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев лично подарил ударнику труда В.М. Терентьеву три тома своих работ. А в торжественной обстановке из рук великого советского военачальника, маршала СССР С.М. Буденного Владимир Михайлович получил медаль «За трудовое отличие».
По возвращении домой В.М. Терентьев поступил в Московский институт на очное обучение, пройдя конкурс, составляющий 11 человек на место. Вернулся домой и стал работать уже начальником цеха. В скором времени он заменил в своем цеху деревянные полы на бетонные, производство при этом не пострадало. Не раздумывая, его взяли в партком, затем избрали секретарем партийной организации. Через семь лет он отошел от партийной работы по собственному желанию. Боялся, что потеряет навыки первоклассного ткача.
- Мне сказали тогда – «выбирай любую фабрику области, с руками оторвут». Приезжали представители разных предприятий из многих городов, уговорить удалось только директору фабрики им. Калинина из Александрова. Но закрепиться там не получилось: не было подходящих для семьи условий проживания, к тому же приходилось работать и за главного инженера, и за директора, который постоянно отсутствовал на работе. В итоге вернулся опять на малую родину, – рассказывает Владимир Михайлович.
Проработав несколько лет на лесокомбинате, ушел на заслуженный отдых, стал заниматься домашними делами «для души». Более 20 лет «водил пчел», но с годами стало тяжело содержать ульи, и пришлось сократить их численность.
Вторая после пчел страсть Владимира Михайловича – охота, он является членом правления охотничьего общества, долгое время был его председателем. Кроме того, занимался разведением гончих, спаниелей и лаек с великолепными родословными. Сейчас семья Терентьевых приютила двух брошенных собак.
Хозяйство в доме держится благодаря его умелым рукам. Владимир Михайлович до сих пор сам все ремонтирует и шьет, «по старой памяти», как говорится. «Он просто золотой!» — добавляет в заключение разговора его любящая жена и улыбается.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

265