Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

25.12.2020 09:13 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Страшилки и тайны Дюкова бора

Автор: Н. ФРОЛОВ

Кормушка на курьих ножках на границе Савинского и Камешковского районов

На границе бывшего Ковровского и Суздальского уездов, а ныне — Камешковского и Суздальского районов Владимирской области и Лежневского и Савинского районов Ивановской области находится Дюков бор — труднодоступный, малоизученный и немного загадочный лесной уголок.

Дебри там еще те, часто попадаются заболоченные участки леса, а порой и просто лесные болота, тянущиеся на километры. Оказавшийся в лесной труднопроходимой глуши на стыке двух регионов, этот край стал неформальным заповедником, сказочным царством наяву, причем с мистическим оттенком.

Один только Веретьевский погост на маленькой речке Возотьме, входивший в Ковровский уезд, а потом и в Ковровский район более полутора веков с 1778 по 1940 гг., с топкими и непроходимыми берегами чего стоит. Уже не первый десяток лет заезжие любители экзотики распространяют про это бывшее село, когда-то стоявшее на торной дороге из Коврова в сторону Суздаля, самые невероятные слухи. И голоса де там потусторонние регулярно звучат, и призраки являются. При этом с невероятными подробностями рассказывают реальную в своей основе историю об ограблении и поджоге веретьевского кирпичного храма, возведенного еще в 1802 году в честь Смоленской иконы Божией Матери. Налет на погост произошел где-то в начале 1960-х гг. Будто бы тогда бандиты заживо спалили доживавшую свой век при закрытом храме старушку-монашку, а та, умирая, прокляла и налетчиков, и то забытое Богом место.

Читая дореволюционные описания Ковровского уезда, в том числе страницы, посвященные Веретьевскому погосту, трудно даже представить, как это совершенно рядовое место сегодня прославилось на всю страну. Интернет пестрит свидетельствами того, как на фотографиях заброшенного храма в Веретьево, высокая трехъярусная колокольня которого с обрушенным шатром кровли напоминает заколдованный замок, в зияющих провалах окон будто бы виднеются непонятные тени — то ли привидения, то ли просто последствия плохо протертого объектива. У забредших туда любителей экстрима то неожиданно начинает болеть голова, то они вдруг начинают испытывать необъяснимые приступы страха. Даже святые в сохранившихся росписях на церковных стенах и сводах для кого-то, якобы, обращаются в звериные рыла! Правда, некоторые из них в своих опусах чистосердечно расписывают, как перед марш-броском в лесной погост пытались повторить «подвиги» небезызвестного Венечки Ерофеева, то бишь принять на грудь для храбрости…

На самом деле ничего особенного и ужасного там нет (доводилось бывать там не раз, и ни один призрак автору-скептику не являлся), хотя когда-то оживленное место и центр обширного прихода, превратившееся в уединенный уголок с заброшенным храмом, представляет собой грустное зрелище. Прежде проходивший там торный тракт, для которого через болота были специально устроенные и постоянно ремонтировавшиеся местными крестьянами деревянные настилы — гати, давно пришел в упадок и местами почти исчез после того, как новые шоссе обошли малолюдные (а теперь и вовсе безлюдные) места стороной.

А вот поваленные белокаменные резные памятники прошлых веков на бывшем сельском кладбище и изрытая «черными кладоискателями» земля вокруг, включая нарушенные старые могилы, действительно выглядят жутковато. Причем жуть по большей части в том, что святотатцы-гробокопатели — вовсе не тени мрачного прошлого, а кошмар нашего настоящего. Может, и про привидения на погосте эти «туристы» специально придумывают, дабы не мешали любопытные их отвратной «работе»!

Что же касается походов вглубь Дюкова бора к почти исчезнувшему селению с одноименным названием Дюков бор, когда-то являвшемуся центром лесного промысла, то там и вовсе можно потеряться с концами. Вроде до «большой земли», например, села Большое Борисово Суздальского района, где есть асфальт и иные блага цивилизации, по прямой оттуда всего десяток с небольшим километров. Но гладок этот путь только на бумаге, на которой отпечатаны топографические карты. В действительности на этой «прямой» километров на 5-6 простирается поросшее нехоженым лесом знаменитое Горелое болото. В его топях можно пропасть навсегда. Не зря про те места уже который год бытует «страшилка» о, якобы, таинственно исчезнувшей экспедиции столичных исследователей.

Там даже деревни-призраки есть. Например, Черноха — давно уже нежилое селение с остатками прежних крестьянских усадеб в кольце болот примерно километрах в 6-ти от урочища Дюков Бор. Порой ее даже с самыми современными навигаторами не могут найти. Говорят, что Черноха иногда словно плывет вместе с туманом — этакий заповедный град Китеж, словно стелящийся над поверхностью земли и открывающийся лишь избранным.

Но порой и далекие от мистики грибники и ягодники (в болотистых местах на кочках в сезон полным-полно клюквы) на лесных полузвериных тропах встречают нечто, что впечатляет с первого взгляда. Сначала даже и не сразу поймешь, что впереди — некая деревянная конструкция на необычных опорах. Что-то наподобие сказочной избушки на курьих ножках, в которой, как известно, живет с детства знакомая каждому Баба-яга!

Наверное, любой ощущал от изображения такой затейливой и достаточно зловещей избушки в детской книжке некий трепет. Но мало кто знает, что такое восприятие имеет под собой глубинную основу. Дело в том, что в славянской мифологии наших далеких предков избушка на курьих ножках являлась местом перехода из земного мира в потусторонний. Поворачиваясь на птичьих лапах, избушка открывала свою дверь то в мир живых, то в мир мертвых! По другой версии, такая избушка на курьих ножках и вовсе сторожевая башня на пути в царство усопших.

К тому же и не курьи (куриные) они вовсе, а… курные! Дело в том, что древний погребальный славянский обряд предусматривал обкуривание дымом ножек такой избы-склепа, зачастую просто сруба с крышей без окон и дверей, в которую помещали покойника.

Поневоле вспоминаются хрестоматийные и порой почти бездумно повторяемые строки великого Пушкина:

«Там на нехоженых

дорожках

Следы невиданных

зверей.

Избушка там на курьих

ножках

Стоит без окон

и дверей».

Оказывается, классик очень хорошо разбирался в предмете — детали избушки у него приведены предельно точные.

А Баба-яга — уродливая лесная старуха, владеющая волшебными предметами и наделенная магической силой, и вовсе персонаж интернациональный. Она фигурирует в сказках и обрядах в Словакии, Чехии, Сербии, Хорватии, Болгарии и даже в австрийской Каринтии.

Но когда «объект» на курьих ножках вдруг неожиданно появляется на пути в дремучем и немного пугающим своей таинственностью лесу на наших камешковских рубежах, то поневоле поверишь в то, что Баба-яга существует наяву. Потом, конечно, понимаешь, что это постарались местные лесники. Для кормушек, предназначенных для лесного зверья, они устроили основания в виде пресловутых курьих ножек! На самом деле это не что иное, как искусно обработанные стволы деревьев с мощными корнями. Именно такие подпорки со времен древней Руси использовались в наших краях — в болотистой Мещере, клязьминской пойме и в том же Дюковом бору для устройства изб и амбаров на заливаемой во время дождей и половодья местности. Подобные подпорки, порой в виде пеньков с обрубленными корнями, и стали прототипом сначала мифологических, а потом уже и сказочных курьих ножек.

Впрочем, вокруг Веретьева того и гляди набредешь на настоящую избушку на курьих ножках и всамделишную Бабу-ягу…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

238