Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

07.02.2020 11:00 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Он жив, пока жив его зритель…

Автор: К. ДЕНИСОВА

Человеку трудно осмыслить вечность. Тем более найти и осознать в ней себя. Но есть такие люди, для которых место в ней уготовано заранее. Они живут среди нас, и даже отправившись на вечный покой, существуют, пока живет их зритель. Один из таких людей — наш знаменитый земляк, заслуженный художник РСФСР Борис Федорович Французов.

5 февраля исполнилось 80 лет со дня его рождения.

Мои помощники, друзья, красавцы»

Его талант, безусловно, вне временных рамок. Дело, которому он посвятил всего себя, продолжает жить. Пусть последователей не так уж и много, но они верны своему пути. Фонд Бориса Французова (крепкий союз единомышленников) работает и выполняет великую миссию — продолжает знакомить людей с высоким русским искусством, в том числе и в мемориальной мастерской художника во Владимире на Спасской, 2…

Каждый камешковец, интересующийся творчеством великого земляка, должен хотя бы раз в жизни в ней побывать. Что, как не мастерская с работами, расскажет о художнике лучше? Здесь все сохранилось практически так же, как и было при нем. К этим вещам и предметам он прикасался, они вдохновляли его, завораживали и сейчас завораживают каждого, кто приходит сюда. Это место очень атмосферное. Как рассказала вдова художника Юлия Николаевна Французова, называть мастерскую квартирой-музеем в корне неверно. Здесь Борис Федорович никогда не жил, но сюда он приходил работать каждый день без выходных последние семь лет жизни. Эта мастерская была второй, первую, в районе киномакса «Буревестник», пришлось оставить. Подниматься на шестой этаж из-за болезни сердца Борису Федоровичу стало сложно, поэтому Союз художников в середине 80-х предоставил ему место для творчества в самом сердце Владимира неподалеку от Золотых Ворот. За эти годы к помещениям мемориальной мастерской прибавилась еще одна комната. К юбилею Французова пространство в ней и в коридоре использовано по-новому. Там появились работы, связанные с жизнью и семьей художника.

Как рассказывает Юлия Николаевна, все экспозиции в мемориальной мастерской сделали своими силами так, чтобы можно было принять в них людей, рассказать о творчестве Бориса Федоровича, показать его работы — самое ценное, что есть — свыше трех тысяч произведений. Все выполнены в разной технике и жанрах. За несколько десятилетий мемориальная зона — место, где трудился Борис Федорович — осталась нетронутой. Мольберт, стол, станок, мебель, библиотека, деревянный стеллаж, который он делал своими руками, деревенские предметы интерьера и быта — все было дорого мастеру и необходимо для его работы. Все вещи в комнате — неслучайны, даже гнилушки — изъеденные временем деревянные палочки, это — герои его картин. «Мои друзья, помощники, красавцы», — так, по воспоминаниям Юлии Николаевны, он отзывался о вещах, которые использовал в работе.

По словам Ю.К. Ткачева, члена Союза художников, единомышленника и последователя Б.Ф. Французова, в мастерской Борис Федорович писал гуашью, пастелью натюрморты, портреты. «Здесь было просто рисование, не очень напряженное, больше для тренировки, — рассказывает Юрий Константинович. — Офорты же дело серьезное, требующее тишины и покоя, их он всегда делал дома, когда все домашние ложились спать».

Здесь всегда было многолюдно — к нему часто приходили поговорить на злободневные темы, обсудить искусство за партией в шахматы. Но принимал не всех, а только тех, с кем можно было действительно конструктивно побеседовать — с пользой для дела или души. Бездельников он выгонял, поступал строго, но правильно. В мастерскую приходили и его ученики. Ю.К. Ткачев и Ю.Н. Французова вспоминают, что он был философом, мог любую ситуацию определить по-своему остроумно, но в отношении искусства был строг.

- Если он видел, что кто-то халтурит, высказывал свое мнение, не боясь. Сейчас не хватает французовского слова, авторитета, что ли, не стало. Пусть его не все любили, но зато безоговорочно уважали. Мы, его последователи, боялись его, но тянулись к нему, иногда носили ему свои картины. Помню, и я показывал. Он взял их и разложил на две стопочки со словами: «Эту кучку береги, а эту выбрось». И то, что он наказал хоть что-то из этого беречь — грело душу, — говорит Ю.К. Ткачев.

Теперь ученики Бориса Федоровича продолжают его дело, объединившись в Фонд, который существует более 25 лет. Формально он нигде не зарегистрирован. Это просто группа людей, друзей Бориса Федоровича, его поклонников, которые хотят, чтобы память о великом художнике жила. Представители Фонда проводят круглые столы, конференции, выставки, занимаются издательской и просветительской деятельностью.

«Отдаю долги»

По воспоминаниям Юлии Николаевны, работал Борис Французов постоянно, самозабвенно принося себя в жертву искусству, искренне любил свое дело, свою родину — и малую, и большую, людей. Между словами «Французов» и «деревня» можно поставить знак равенства. Большая часть его работ посвящена Камешковскому краю, деревне Зауичье, где он вырос. Юлия Николаевна рассказывает, как когда-то давно один журналист выразил негодование, мол, почему человек с блестящим образованием (Б.Ф. Французов окончил Строгановку), живущий в областном центре, отдает все свои симпатии деревне. Сам Борис Федорович, прочитав это, усмехнулся и сказал: «Не симпатии я отдаю, а долги». По выражению самого художника, истина познается через любовь и память, причем память — благодарную. И как признательный, любящий сын, всю свою жизнь он отдавал своей малой родине, своей земле. Платил долг тем, что ее увековечивал в офортах, и десятки тысяч бороздок на металлическом листе превращались в настоящую картину.

Этим-то Борис Федорович навсегда и вошел в искусство. Талантливых художников много, но гениальность Французова заключалась в том, что он создал уникальное явление — графическую картину. До него графику воспринимали как что-то второстепенное, при нем она получила новое полноценное звучание.

Графическая картина отличается цельностью, в ней всегда глобальная идея. Для Французова характерна композиция открытого пространства и простые сюжеты, в них нет видимого эффекта «вау», но только до тех пор, пока не начинаешь осмыслять написанное. Открывшаяся истина поражает. Вот небо, земля, дорога. Но что это значит? По ней ходили тысячи людей до нас и пройдут тысячи после нас. Ощущается связь поколений, приходит осознание того, что ты не одинок, если понимаешь свое место в мире, связь со своей родиной, природой, вселенной. Расхлябанные колеи, столбы, уходящие в горизонт, летящие птицы — все это показывает эпически длящееся время, не имеющее ни начала, ни конца, пространство, не ограничивающееся краями полотна, не имеющее границ. Это вечность — незыблемая, громадная, но не покоряющая человека, а гармонично определяющая его существование. И в таком понимании даже смерть не страшна, она, как писал когда-то сам Борис Федорович, всего лишь «тот конец, который существует для начала».

Постижение высокого искусства, по словам Юлии Николаевны, приходит не сразу. Все люди склонны обращать внимание на внешние эффекты — более яркое, броское, кричащее, иногда забывая о сути, которая кроется за внешней оболочкой. Картины в цвете сразу привлекают внимание, но так же и легко его отпускают. В работах Бориса Федоровича и не нужен цвет, здесь сотни оттенков, образующих целостное восприятие, а за формой всегда скрыто глубочайшее содержание — смысловая бесконечность. И если человек, смотря на работы Бориса Федоровича, прикасается к вечности, значит, художник добился, чего хотел.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

22