Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

18.09.2020 08:59 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

От артели до текстильной фабрики

Автор: О. ЗИНИНА

В советское время основу экономики Камешковского края составляла текстильная промышленность. В районе работали семь фабрик, и все они были градообразующими. Об истории создания одной из них – фабрики им. Фрунзе, расположенной около с. Круглово, в 1965 году написал воспоминания бывший главный механик предприятия Иван Иванович Тихонов. Его внучка – Ольга Викторовна Зинина, бывший учитель Мирновской школы — перевела книгу в электронный вид и любезно предоставила редакции «Знамени». Материал уникален, поскольку изложенные в нем события и факты исходят от их реального активного участника и очевидца, нашего земляка. Ранее эти воспоминания нигде не были опубликованы.

«Кругловские американцы»

Село Круглово до реформы 1861 года принадлежало Суздальскому Спасо-Евфимиевскому монастырю, и поэтому крестьяне назывались Спасскими. Издавна кругловцы занимались земледелием, но земли было мало и наделы слишком разбросаны, поэтому примерно с 1865 года здесь стало развиваться ручное ткачество. На ручных ткацких станках, установленных в отдельных помещениях, называемых светелками, вырабатывали нанку – окрашенное хлопчатобумажное полотно шириной 70 см. Ткачу приходилось всю зиму и начало весны, как в насмешку говорили, «плясать» за станком от 8 до 12 часов в день. Заработок получался в среднем 20 рублей за весь сезон.

С мая переходили на земледелие, а мужчины с 18-ти и до 60-ти лет с Пасхи уезжали на подсобный заработок в Москву и другие крупные города, где работали строительными рабочими (малярами, каменщиками, штукатурами и прочее). За сезон получали от 80 до 130 рублей. В ноябре, возвратившись домой, снова садились за ручные станки.

Но к концу XIX века ручной труд уже не мог конкурировать с механическим ткачеством, нанка подешевела. Земледелие также не обеспечивало материальными средствами. Жизнь крестьян Круглова и других селений становилась труднее. И вот тогда в поисках выхода из крайне тяжелого положения возникла смелая мысль — построить ткацкую фабрику на общественных началах. Организатором постройки вызвался крестьянин и владелец небольшой светелки Ефим Семенов. В конце 1906 года он на неофициальном собрании изложил свои предложения о постройке фабрики всем селом с привлечением крестьян из других селений и организации общества под названием «Кругловское товарищество». В постройке участвовали на паевых началах: вносимый пай установили в размере 100 рублей, допускалось вносить до половины пая.

Избрали правление во главе с Ефимом Семеновым, внесшим 30 паев, и членами: Степан Хромов (кузнец) – 20 паев, Иван Тихонов (владелец светёлки) — 40 паев, Иван Червяков из села Слободка (пчеловод и садовод). В пайщики вошли и жители соседних селений.

Так создалась денежная сумма для заготовки стройматериалов. Стали ходатайствовать о выделении земельного участка для фабрики около речки Печуги, так как без воды фабрику строить было нельзя. На этом же месте рос высокий сосновый бор, а лес также был необходим для постройки. Земля и лес принадлежали кругловцам, и они согласились отдать их для общественного дела.

В «Кругловское товарищество» вступил и крестьянин Николай Хромов с суммой взноса 100 паев (10 000 руб.). Его отец Владимир Леонтьевич в молодости работал в Москве, ему удалось нажить порядочную сумму денег. Вернувшись домой, он, можно сказать, возглавил ручное ткачество в Круглове и окружающих деревнях. В Круглове на него работали 4 светелки с 50 ручными станками. Он имел свое красильное помещение и помещение для сновки основ для ткачества, где работала вся его семья. Николай был старшим сыном, весьма грамотным и авторитетным человеком. После его вступления в товарищество количество пайщиков возросло до 90 человек.

Весной 1907 года готовились приступить к строительству фабрики, однако возникло неожиданное препятствие. Глава семьи Хромовых Владимир Леонтьевич, узнав о том, что организуется строительство фабрики, где вносится значительная сумма его денег, да под руководством своего давнего соперника Ефима Семенова, заявил, что не согласен быть пайщиком и даст денег на постройку при одном условии: удалить Ефима Семенова и Степана Хромова, избрать новое руководство во главе с его сыном Николаем, а он пригласит пайщиком своего родственника Никифора Тихонова, который жил в Москве. Крестьяне собрали сход, долго шумели, но согласились. Для руководства строительными работами был поставлен тоже член-пайщик, десятник Алексей Тихонов, который отлично руководил постройкой фундамента и стен фабрики по сделанному проекту.

Когда был заложен фундамент, по старинному обычаю в начале июня 1907 года в Троицын день отпраздновали это событие. Был крестный ход с иконами, отслужен молебен. На углу стен фабрики символично положили деньги (правда, медные), на них — несколько кирпичей, и далее торжество окончилось обедом с водкой и сваренной дедом Мироном ухой из свежей наловленной рыбы.

Строительство фабрики продолжалось до глубокой осени. За это время было закончено возведение кирпичных стен ткацкого, машинного и котельного помещений, двухэтажного канатного коридора, покрыта железом крыша, сделаны деревянные потолки.

В 1908 году начался монтаж оборудования. Из Москвы прибыл монтёр от фирмы «Густав Вюстер» для установки двигателя английской фирмы «Горнеби». И.И. Тихонов, будущий главный механик фабрики, в возрасте 20 лет был приставлен к нему учеником для бесплатного изучения двигателя и впоследствии работы на нем машинистом. В начале августа поставили ткацкие станки, проложили трубы парового отопления, сделали электропроводку. Но к концу сентября внесённые деньги были все израсходованы. Правление товарищества обратилось за помощью к некоторым фабрикантам и в банк, но финансовой поддержки не получило. Примечательно, что в прессе печатались статьи о «Кругловском товариществе» с призывом помочь ему. Например, в иваново-вознесенской газете «Рабочий край» была напечатана статья о «кругловских американцах», которые строят текстильную фабрику на общественных началах, но у них не хватает средств, и газета обращалась с призывом к русскому обществу оказать помощь мужикам. Но, увы, ее ниоткуда не было, и работы по достройке и пуску фабрики приостановились.

И тогда правление созвало собрание пайщиков с одним единственным вопросом в повестке – где взять деньги. После бурных споров уже почти построенная на общественных началах фабрика за небольшую сумму досталась членам правления, остальным акционерам были выплачены их паи в 75-процентном размере.

Взяв в свои руки незаконченное строительство, теперь уже хозяева фабрики пока под тем же названием — «Кругловское товарищество» — стали приискивать работу и финансирование. Откликнулся крупный капиталист Дербенёв, но он давал работу на весьма невыгодных условиях и как будто тоже имел виды на новое производство, поэтому его предложение отклонили.

Но положение ухудшалось, кредиторы грозили продать фабрику с молотка. Тогда Никифор Тихонов решился заложить под денежную ссуду свой дом в Москве и этим уплатить часть взносов за машины, а в конце ноября был найден и работодатель — биржевой делец Эфрос.

Началась энергичная подготовка фабрики к пуску. Были вызваны рабочие, приглашены механик Иван Кузнецов и ткацкий мастер Алексей Буров. В начале декабря из Москвы поступила пряжа, началась заправка основ на станках и пробная обработка. И.И. Тихонов вспоминает, что когда главный хозяин фабрики В.Л. Хромов услышал стук первого ткацкого станка, он заплакал навзрыд – от радости, что исполнилась его давняя мечта.

Восемь рублей в месяц и кипяток бесплатно

И вот на праздник зимнего Николы, 6 декабря 1908 года, в 3 часа дня на фабрику прибыли хозяева, приглашенные гости, рабочие, духовенство, певчие, все в праздничных одеждах, привезли иконы. В ткацком зале был торжественно отслужен молебен, запустили двигатель, символично заработало несколько станков. Хозяева пригласили высоких гостей на вечер-бал, а рабочим дали денег на водку.

И начался отсчет трудовых будней. Работали ткачи на 2-х станках, вырабатывали плотный миткаль. Для ошлихтовки основ пряжу возили на фабрику в Балмышево.

В конце января 1909 года была получена первая зарплата. Расценки и оклады были весьма низкие даже по тому времени. Ткач зарабатывал на 2-х станках при 9-часовом рабочем дне от 6 до 8 рублей в месяц, подмастер на комплекте в 50 станков — от 10 до 11 рублей 50 копеек, машинисты при 10-часовом рабочем дне получали 8 рублей в месяц. В конторе фабрики работали все хозяйские сыновья, в товарной конторе — их родственники. Однако родственникам выплачивали такую же низкую зарплату.

Развитие продолжалось динамичными темпами, товар был востребован, предприятие стало приносить прибыль. У хозяев и Эфроса появился план расширения фабрики и увеличения доходности. Решено было начать строительство второго зала на 100 ткацких станков. Финансирование опять брал на себя Эфрос. В 1911 году в новом ткацком зале уже работали 90 станков. Рабочим прибавили зарплату. Ткачи все так же работали на двух станках, для них обеденных перерывов не было, чай пили во время работы, по договору рабочие пользовались кипятком бесплатно. Добивались рабочие и оплаты «банных», так как от фабрики не было бани, но хозяева это требование отвергли.

(Материал предоставлен на конкурс «Край родной, навек любимый»)

Продолжение следует

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

28