Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

13.03.2020 09:19 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Убийство на владимирском катке

Автор: Н. ФРОЛОВ

В течение нескольких веков на территории нынешнего Камешковского района в несуществующем ныне селе Михалково, от которого сегодня остались лишь руины каменной Воскресенской церкви, находилось «дворянское гнездо» Карякиных — старинного дворянского рода, обосновавшегося в тех местах еще в XV столетии.

До сих напоминанием о них служат названия деревни Карякино в составе Второвского сельского поселения и платформы Горьковской железной дороги «Карякинская».

Семейство Карякиных оставило немалый след в истории Владимирского края. Среди них были герои Отечественной войны 1812 года, уездные предводители и высокопоставленные чиновники. Один из Карякиных оказался участником нелепой трагической истории, случившейся 149 лет назад во Владимире в марте 1871 года, о которой и пойдет речь.

Поначалу ничто не предвещало беды. Был погожий весенний субботний день 4 марта 1871 года. В центре Владимира близ Золотых ворот по традиции открывали ледяной каток. Там было особенно оживленно, играл военный духовой оркестр, фланировала публика. Зрители составляли почти половину собравшихся, хотя коньками тогда увлекались и взрослые, и дети. Особенно много на каток приходило молодежи. При тогдашних еще достаточно чопорных и консервативных традициях посещение катка давало прекрасный повод назначить легальное свидание. И никто не мог даже предположить, что отдых в выходной на катке в этот раз ознаменуется жуткой трагедией!

Среди неторопливо скользивших по льду многочисленных пар ничем не выделялись элегантно одетые молодой человек лет двадцати и юная барышня. От прочих этот кавалер отличался лишь высоким ростом — под метр девяносто. Он галантно наклонялся к своей парт-нерше, которая была ниже почти на две головы. Никто не обратил внимания на то, как к этой паре подошел гимназист-подросток. После короткого разговора молодого человека с гимназистом тот отвернулся и пошел прочь, но потом вдруг метнулся назад, и в его руке в свете яркого мартовского солнца сверкнул клинок. Несколько секунд спустя катавшийся с барышней кавалер осел прямо на лед, по которому быстро расплылось алое пятно…

Разговоров и пересудов после этого происшествия было предостаточно. Пострадавший — 21-летний выпускник Ярославского Демидовского лицея Рафаил Михайлович Карякин. Его отец действительный статский советник (чин, равный генерал-майору) Михаил Гавриилович Карякин в молодости служил в кавалерии, а потом стал чиновником, достигнув поста председателя Владимирской палаты гражданского суда. Его старшие сыновья стали юристами. Сергей Михайлович Карякин тогда уже служил чиновником Курского окружного суда (в 1872-м он перевелся следователем во Владимирскую губернию), а Рафаил готовился к поступлению на следовательскую вакансию. Но раньше, чем следователем, он стал потерпевшим.

Неженатый молодой человек из состоятельной и знатной семьи Рафаил Карякин познакомился с 18-летней девицей Елизаветой Пестрово. Она тоже была из дворян, хотя род Пестрово по древности и уступал Карякиным. Отец барышни Георгий Васильевич Пестрово ранее служил офицером во владимирской полиции, а с 1866 года занимал должность мирового судьи Владимирского уезда. В общем оба семейства принадлежали к «благородному» обществу и тогдашней элите.

У миловидной Лизы Пестрово был младший брат Володя, 13-летний ученик 2-го класса Владимирской губернской гимназии (в царской России в гимназию поступали позже, чем в нашу школу, и курс обучения в начале 1870-х составлял 7 лет). Он очень любил старшую сестру и ревновал ее к Карякину. Но Лиза, а тем более ее кавалер, не воспринимали подростка всерьез. И когда тот «запретил» Рафаилу встречаться с его сестрицей, то от него только отмахнулись. Увидев парочку на катке, гимназист пошел «разбираться». Карякин, крупный и сильный мужчина, не считал Володю соперником и пообещал надрать ему уши. И тогда гимназист решил пустить в ход свой последний аргумент — заранее припасенный нож.

Карякин был намного выше ростом, поэтому, целясь в грудь обидчику, юноша не рассчитал и попал в ногу. Рафаил отшвырнул нападающего, как котенка, выбив нож. Рана поначалу показалась несерьезной, но сильное кровотечение заставило предположить, что задета бедренная артерия. Повреждение перетянули и перевязали. Карякина отправили в больницу, где после оказания медицинской помощи отправили домой.

Поначалу казалось, что случившееся — лишь неприятный инцидент. Но уже 6 марта Владимира Пестрово исключили из гимназии, а полиция начала проверку происшествия. Раненый чувствовал себя неплохо, и рана вроде стала заживать. Однако потом, по всей видимости, началось воспаление. Уровень медицины в ту пору был невысок. Состояние Карякина быстро ухудшалось. Вскоре стало очевидно, что его конец близок. С ним простились все родственники и друзья, а также Лиза Пестрово. Она умоляла Рафаила простить брата. Тот простил…

19 марта, спустя 16 дней после полученного ранения и всего за день до своего 22-летия Рафаил Карякин скончался. Он был погребен на Князь-Владимирском кладбище, где его могила давно затеряна. С учетом воли погибшего малолетний убийца Владимир Пестрово, кроме исключения из гимназии, не понес какого-либо наказания.

Трагическая смерть Рафаила Карякина стала лишь первой в череде несчастий в семействе Карякиных. В 1892 году от сильной простуды скоропостижно скончался его старший брат 46-летний Сергей Михайлович, к тому времени занимавший пост председателя Владимирского уездного съезда мировых судей. А в 1897-м тоже в 46 лет от разрыва сердца умер следующий по старшинству брат Михаил Михайлович — выдающийся оперный певец – бас, наставник великого Федора Шаляпина. И, наконец, самый младший из братьев — Валериан Михайлович — в 1917 году в послереволюционной истерии был арестован, в тюрьме заболел неизлечимым тогда туберкулезом и вскоре умер, а два его сына погибли во время Гражданской войны. В итоге вся владимирская ветвь Карякиных пресеклась — сегодня живы лишь их потомки по женской линии.

Елизавета Пестрово после трагического происшествия, в котором многие винили именно ее, была вынуждена покинуть не только Владимир, но и Владимирскую губернию. Словно в комедии нашего земляка А. С. Грибоедова, она отправилась «в деревню, к тетке, в глушь, в Саратов». Там Елизавета Георгиевна вплоть до 1900-х гг. жила в селе Владыкино Сердобского уезда, затерянном между Тамбовом и Саратовом. Потеряв жениха, замуж она так и не вышла. Дальнейшая ее судьба неизвестна.

А погубивший жизнь своей любимой сестры и убивший ее возлюбленного Владимир Пестрово особых угрызений совести не испытывал. Он не скрывался, жил во Владимире вместе с родителями, потом окончил юнкерское училище, служил офицером в армии, где достиг капитанского чина. После этого вышел в отставку, женился и работал адвокатом, растил двух сыновей. Любопытно, что если бы в 1871 году его предали суду, то даже символическое наказание навсегда бы закрыло для Пестрово путь к адвокатуре. Но так как дело прекратили, не доведя до суда, убийца запросто ораторствовал в судебных заседаниях…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

69