Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

30.10.2020 10:07 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Из истории семейства «врагов народа»

Автор: Н. ФРОЛОВ

В.А. Кишкин

В 1922 году, поступая на работу учителем в Камешковскую школу второй ступени, демобилизованный младший командир Красной Армии 33-летний Сергей Евстафьевич Кишкин в анкете указал, что его умерший отец — бывший чиновник, один из братьев воевал в Красной Армии и пропал без вести, а второй — крестьянин Ковровского уезда (тогда и поселок Авдотьино-Камешки входил в Ковровский уезд).

Учителем Кишкин оказался прекрасным. Проработал в Камешкове, которое с 1923 года официально именовалось рабочим поселком имени Я. М. Свердлова, почти пять лет, его любили ученики и уважали коллеги. А потом однажды он не пришел на урок, чего с ним раньше никогда не случалось. Оказалось, что учителя прямо на квартире арестовали сотрудники ОГПУ. Камешковского учителя компетентные органы объявили агентом белой эмиграции и зарубежных разведок.

Мало того, что Кишкин был потомственным дворянином — его предок литовский магнат Асенбех Кишка выехал на Русь еще при сыне Дмитрия Донского великом князе Московском Василии I — прапрадеде Ивана Грозного. Отец Сергея Евстафий Алексеевич Кишкин (кстати, тоже бывший студент Московского университета), скончавшийся еще в 1909 году, занимал немалые посты земского начальника и предводителя дворянства Ковровского уезда, имел почти генеральский чин статского советника и три ордена. Но, пожалуй, самое главное: воевавший в Красной Армии и пропавший без вести младший брат Сергея Петр Евстафьевич Кишкин, как докопались чекисты, на самом деле никуда не пропал, а попросту перешел на сторону белых, а после окончания Гражданской войны эмигрировал сначала в Польшу, а потом перебрался на жительство в США.

Как выяснилось, Петр Кишкин в 1917 году в 27-летнем возрасте окончил Михайловское артиллерийское училище и был произведен в прапорщики. Однако бывшая царская армия вскоре развалилась, и молодого артиллериста мобилизовали в Красную Армию. Воевать ему пришлось на Северном фронте. Там, воспользовавшись неразберихой Гражданской войны, Кишкин перешел линию фронта к белым и был зачислен в Северную армию генерала Миллера офицером в 6-й отдельный легкий артдивизион. За храбрость прапорщик, а потом подпоручик Кишкин был награжден орденом св. Анны. Он воевал вплоть до февраля 1920 года, когда Северная армия потерпела полное поражение. Кишкин оказался в числе немногих счастливцев, которые вместе со своим командующим сумели покинуть Архангельск на ледоколе «Козьма Минин», причем красные преследовали это судно на вооруженном ледоколе «Канада», но безуспешно.

Сначала Петр Кишкин обосновался в Польше, где сохранялись части белой армии. Там он состоял во 2-м артиллерийском дивизионе так называемой Русской армии, однако потом, когда белым пришлось расформировать свои части, бывший подпоручик перебрался за океан и в итоге обосновался в окрестностях Сан-Франциско на западном побережье Соединенных Штатов. Умер он в 1975 году уважаемым гражданином США.

Для середины 1920-х, когда политические репрессии набирали обороты, такого «наследства» и родства (дворянин, сын предводителя и статского советника, брат белогвардейца-перебежчика и белоэмигранта) вполне хватало для того, чтобы оказаться в лагере где-нибудь на Соловках или и вовсе быть поставленным к стенке. Дальнейшая судьба камешковского учителя Кишкина до сих пор остается неизвестной. Возможно, он был расстрелян или же сгинул на тех же Соловках — документы по массовым репрессиям до сих пор в значительном объеме остаются засекреченными или же доступ к ним затруднен.

Любопытно, что троюродный брат репрессированного учителя из Камешково Владимир Александрович Кишкин, окончивший Владимирскую гимназию и учившийся в Кронштадтском морском инженерном училище имени императора Николая I на инженер-механика флота, стал революционером и высокопоставленным чекистом! Потеряв в результате несчастного случая глаз (во время практических занятий в училище по кузнечному делу искра от раскаленного металла угодила ему в правый глаз), Владимир Кишкин карьеры в царском флоте не сделал и окончил юридический факультет Петербургского университета.

Муж его родной тетки Марии Сергеевны Кишкиной известный в Поволжье адвокат Карл Карлович Позерн был близким приятелем Максима Горького. Скорее всего, с «Буревестником революции» познакомился и Владимир Кишкин.

Во всяком случае, ни адвокатом, ни тем более чиновником Министерства юстиции дипломированный юрист не стал. Работая в частной кинематографической конторе, он стал вести жизнь профессионального революционера, сблизившись с большевиками и анархистами. Два раза царская полиция его арестовывала, но каждый раз он быстро выходил на волю.

В 1915 году в разгар Первой мировой войны бывший юнкер поступил добровольцем в армию, где и встретил Февральскую революцию. Осенью 1917-го в боях под Ригой Кишкин угодил в немецкий плен, однако уже летом 1918 года оказался на Балтийском флоте, где занимался снаряжением сетевого заградителя «Яуза». В ноябре 1918-го Кишкин, как балтийский матрос, был избран заместителем секретаря Петроградского ревисполкома. После участия в боях против белого генерала Юденича в ноябре 1919-го Владимир Кишкин стал заведующим отделом милиции Петроградского Совета и вскоре возглавил Петроградский уголовный розыск.

После многочисленных и громких подвигов в Петрограде В.А.Кишкин в 1921-м пошел на повышение — заместителем начальника Центросыска НКВД РСФСР — аналога сыскной полиции прежней империи. Вскоре незаурядного оперативника пригласили на работу в ЧК. Там Кишкин возглавил водно-транспортный отдел в Нижнем Новгороде, а потом и во всем Волжском бассейне. В 1922 году В. А. Кишкин стал заместителем начальника транспортного отдела ОГПУ Советской России, а потом некоторое время возглавлял ЧК Нижегородской железной дороги. В это время — в 1923-1924 гг. он не раз приезжал во Владимирскую губернию и в Ковровский уезд (он был уроженцем Коврова), где виделся с троюродным братом в Камешково.

Потом из Нижнего Владимира Кишкина вновь перевели в центральный аппарат ОГПУ, где он в 1931 году возглавил транспортный отдел. В Москве ему поручались различные ответственные задания, в том числе в 1930 году «циклоп» (как его в шутку называли коллеги) вел дело известного художника Казимира Малевича, которого пытались обвинить в контрреволюционной пропаганде. Но Кишкин вовсе не проявлял фанатизма: дело Малевича в итоге оказалось закрыто, а художник до самой кончины в 1935 году оставался на свободе.

В октябре того же 1931-го Кишкин стал заместителем наркома путей сообщения СССР (фактически — по безопасности) и одновременно начальником Главного управления железных дорог Дальнего Востока. Во время новой массовой волны репрессий в числе попавших в жернова «ежовщины» оказался и Владимир Кишкин. Ему тоже припомнили и дворянское происхождение, и давнее знакомство с анархистами, и родственников белогвардейцев и «врагов народа». 17 июня 1937 года замнаркома Кишкин был арестован, а 8 февраля 1938-го Военной Коллегией Верховного Суда СССР осужден к высшей мере наказания. А 7 июля 1956 года та же Военная Коллегия Верховного Суда СССР отменила приговор 24-летней давности «за отсутствием состав преступления», причем В. А. Кишкина посмертно реабилитировали. А вот учитель Сергей Кишкин не реабилитирован до сих пор…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

28