Меню
16+

Сетевое издание «Знамя 33»

01.11.2019 09:06 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Предки камешковцев в событиях Великой Смуты

Автор: Н. ФРОЛОВ

Минин и Пожарский

День народного единства приурочен к освобождению Москвы от польских интервентов в 1612 году народным ополчением под предводительством князя Дмитрия Пожарского и нижегородца Кузьмы Минина. Среди героев и антигероев Смутного времени были и предки камешковцев.

С давних пор с Камешковским краем был связан род Акинфовых. В Смутное время верным защитником Московского государства показал себя Федор Петрович Акинфов. Он участвовал в продолжавшейся почти полтора года обороне Троице-Сергиева монастыря от поляков, где был ранен. Позже царь Василий Шуйский назначил его воеводой в Пермь. Освобождал Москву от поляков Архип Федорович Акинфов, потом назначенный царем Михаилом Федоровичем воеводой в только что основанный Красноярск. Кстати, племянником Архипа был окольничий Никита Иванович Акинфов, который построил первые каменные храмы в селах Эдемское и Второво.

Активное участие в событиях Смуты принимали братья Григорий и Владимир Афанасьевичи Карякины, чье родовое гнездо находилось в селе Михалково близ нынешней железнодорожной платформы «Карякинская» в нынешнем Камешковском районе. Они служили в гарнизоне Юрьев-Польского и защищали город от поляков. В бою Григорий Карякин был убит. Поляки сожгли Юрьев-Польской. Владимир Карякин уцелел и вступил в ополчение Минина и Пожарского, «служил на коне» и был награжден царем Михаилом Романовым.

Воевали в Смутное время за Русь и братья Потап и Иван Дмитриевичи Нарбековы. Первый из них позже служил воеводой в разных городах, в том числе в Коломне и Ельце, а второй в 1612 году был одним из лидеров ополчения в Ярославле и даже участвовал от имени ярославцев в переговорах и посольствах. Нарбековым позже принадлежало село Яковлево на нынешней границе Камешковского района и Савинского района Ивановской области, причем часть прежних нарбековских вотчин, например, деревня Ручкино, остались в нынешних камешковских пределах.

В обороне Москвы от самозванца Лжедмитрия II, прозванного «Тушинским вором», и поддерживавших его поляков участвовал дьяк Семен Васильевич Собакин, награжденный царем Василием Шуйским вотчиной в Суздальском уезде «за московское осадное сидение». В последующее время дьяк Собакин занимал видные посты на государственной службе, а его потомки владели деревней Новки, давшей имя станции и поселку при нем, вплоть до второй половины XIX века. Причем все Собакины служили на ратном поприще воеводами и офицерами.

6 марта 1609 года погиб в бою ратник Алексей Васильевич Чередов. Именно в этот день во время войны с польскими интервентами и их пособниками польские и казацкие отряды панов Жичевского и Собельского, а также воеводы Петра Апухтина после обстрела из пушек и кровопролитного штурма захватили и выжгли слободу Холуй на реке Тезе и город Стародуб на реке Клязьме (ныне село Клязьминский Городок Ковровского района). В этой неравной схватке и пал А. В. Чередов — еще совсем молодой человек. Ему принадлежала в качестве вотчины деревня Гатиха — та самая, что ныне крупнейший населенный пункт Пенкинского сельского поселения Камешковского района.

В 1607 году погиб в бою с отрядами атамана Ивана Болотникова «суздалец» Даниил Федорович Танеев. Его младший брат суздальский сын боярский Иван Федорович Танеев проявил себя опытным ратником и воеводой, отличившись во время освобождения Москвы вторым ополчением под командованием Козьмы Минина и князя Пожарского осенью 1612 года. За храбрость и мужество Иван Танеев получил в Суздальском уезде поместный оклад в 700 четвертей — это была очень щедрая награда. Когда в 1608 году сын польского короля принц Владислав Ваза подступил с войском к Москве, Ивану Федоровичу Танееву, уже имевшему большой стаж ратной службы, доверили «ведать» Всесвятские (Варварские) ворота Китай-города — целую небольшую каменную крепость со своим гарнизоном и с десятками пушек, установленных в несколько ярусов. Это был один из важнейших стратегических пунктов обороны Москвы. Штурм, предпринятый поляками и поддержавшими их казаками ранним утром 1 октября 1608 года, был отбит с немалыми потерями для атакующих. Неприятельское войско отступило, и попыток взять Москву больше не предпринимало. Неудачный польский штурм предопределил окончание войны. Внук И. Ф. Танеева Гавриил Васильевич Танеев служил стольником при Петре Великом. Он владел усадьбой в сельце Гаврильцевское Владимирского уезда (ныне деревня в МО Пенкинское).

Предок камешковских Безобразовых, владевших многими селениями, в том числе Патакиным, Мостцами и Кижанами, был Иван Романович Безобразов по прозвищу Ажечка, служивший ловчим (отвечавшим за государеву охоту) при царском дворе. При самозванце Лжедмитрии I Иван Безобразов стал его доверенным лицом и даже послом «царя Дмитрия Ивановича» к польскому королю Сигизмунду III. Одновременно Безобразов привез письмо московских бояр, которые просили у короля его сына Владислава в московские цари. После убийства первого самозванца, Иван Ажечка служил и Лжедмитрию II, а в 1611 году вновь ездил в Польшу с грамотой московских бояр о призвании королевича Владислава на русский трон. Однако, несмотря на всю двусмысленность своего поведения, бывший фактическим пособником поляков, Безобразов сохранил свое положение и при новом царе Михаиле Федоровиче Романове (многие родственники которого тоже прежде служили полякам). Поэтому И. Р. Безобразов не только не попал в опалу, но получил пост воеводы сначала в Угличе, а потом и в Ярославле — тогда одном из важнейших городов страны.

Однако если Безобразову повезло, то его соратнику князю Семену Юрьевичу Вяземскому, тоже служившему самозванцу Лжедмитрию II и полякам, выпала куда более незавидная доля. В 1609 году, командуя отрядом, отправленным захватить Гороховец и Нижний Новгород, князь был разбит нижегородцами, последовательно выступавшими против интервентов, взят в плен и казнен. Если бы нижегородские ратники в пылу боя не расправились бы с предателем, то потом, скорее всего, и он бы оказался в чести при московском дворе. Во всяком случае царь Михаил Федорович наградил сыновей убитого князя (которые, впрочем, полякам не служили), дав им несколько сел, в том числе Коверино и Чистуху, что ныне расположены в Камешковском районе.

Приведенные примеры далеко не исчерпывающие. Хотя в целом знаем мы о том далеком времени до обидного мало.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

38