Меню
16+

«Знамя», общественно-политическая газета Камешковского района

08.06.2018 09:51 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Откуда есть пошла земля Камешковская…

Автор: С. КУДРЯШОВА

Становление нашего города многие связывают с фабрикантами Дербеневыми. Действительно, эти люди сделали многое для формирования облика Камешкова, но «жизнь» в этой местности была и до них.

В Камешковском исто-рико-краеведческом музее хранятся сведения, подтвержденные документальными источниками, которые рассказывают о предыстории, зарождении и начальном этапе развития нашей территории. Среди них — воспоминания уроженца д. Берково Филиппа Дмитриевича Филимонова, написанные им в 60-х годах прошлого века со слов старожилов.

В начале XVIII века местность на северной окраине Горковской вотчины Ковровского уезда называлась «Лесная пустошь Камешки» и принадлежала знаменитому роду помещиков Левашовых. В 1782 году Горки приобрела Елизавета Ивановна Левашова (на снимке), дочь генерал-поручика Ивана Васильевича Левашова и внучка генерал-аншефа Василия Яковлевича Левашова. Сам генерал-поручик жил постоянно в Петербурге, служил при императорском дворе и, постоянно занятый военной службой, почти не заглядывал в отдаленные земли. В начале ХIХ века село Горки унаследовал племянник Е.И. Левашовой и сын ее родного брата статский советник Иван Александрович Левашов (на снимке).

События, которые описываются в рукописи, охватывают период с первой половины XIX века по 1917 год. По воспоминаниям Ф.Д. Филимонова, земли Горковской вотчины, расположенные по обоим берегам реки Клязьмы, покрытые сосновым лесом с множеством пушного зверя и разнообразной дичи, обилием озер, наполненных рыбой, пойменных лугов с разнообразной растительностью, позволявшей содержать обилие скота, поражали своим природным богатством. В дополнение к этим богатствам помещик имел немало крепостных крестьян, трудом которых обрабатывалась эта земля.

В 1811 году в Горках при помещичьей усадьбе «обреталось 12 мужеска полу дворовых и 190 таковых же душ крестьян». Всего же в Горках и соседних деревнях Томзино, Берково, Остров, Мишнево, Коромыслово и Иваньково насчитывалось 693 ревизских души.

Народ здесь был неграмотный, темный, но трудолюбивый, смышленый и добродушный. На конюшне господского двора чинили суд и расправу, внушая крепостным покорность барину. Приезжая в село, барин созывал девушек и молодиц петь песни и водить хороводы, награждая их щедро конфетами, печеньем, орехами, разбросанными на землю, чтобы распознать, кто из них ловчее и проворнее. Затем вместе со старостой намечал, какую девушку выдать в какую семью. Вызывал неплательщиков оброка и провинившихся в чем-либо, одних наказывал, других отдавал на 25 лет в солдаты. Часто проезжие мимо Горок купцы на постоялом дворе шепотом жаловались на деревню Тереховицы: пошаливают в ней ребята, грабят их обозы и укрывают награбленное в Урсово болото, а концы топят на дне глубоких озер; да и сами жители замечали и удивлялись, откуда появились на поверхности озер колеса от телег, почерневшие изрядно?

Пустошь Камешки за отдаленностью считалась бросовой землей, покрытая кустарником, мелким сосновым лесом, с небольшими болотами и множеством провальных ям, среди лесных косогоров казалась малопривлекательной землей в глазах барина. Славилась она одними грибами и ягодами, росшими в изобилии, собирать которые могли только крестьяне своей вотчины. Сбор грибов и ягод считался доходной статьей крестьян вотчины, а поэтому соседние деревни – Пропасти, Григорково и Волковойно, как принадлежавшие другому барину, доступа туда не имели. Лесник и бургомистр выгоняли чужих и отбирали собранное. Охота, как благородное развлечение, крепостным не разрешалась, а рубка сухостоя на дрова или рубка леса на ремонт дома без разрешения барина – Боже упаси, засекут розгами на барском дворе. У барина был обычай, а возможно, мания иметь побольше деревень и ссылать провинившихся в чем-либо крестьян вдаль от центра на бросовые, пустопорожние окраины. Так по прихоти барина образованы были в районе пустоши Камешки небольшие по 8-12 хилых избушек, крытых соломой, деревушки Коромыслово, Берково, Остров, Иваньково. Долгие годы смотрели с завистью обиженные барином жители деревушек в сторону Горок и кормилицы поймы реки Клязьмы.

У Ивана Александровича не было своих детей, и в 1848 году, после его смерти, имение перешло к его младшим братьям, а затем к дочери однгого из них – Марии Николаевне (в замужестве Милостовой).

При освобождении крестьян от крепостной зависимости в 1861 году Марией Николаевной земля вотчины была разделена на четыре земельных общества: Горковское, Мишневское, Берковское и Островское. Остальные земли — на Томзине 250 дес., пустошь Камешки 150 дес. и луговые в пойме 150 дес. вместе с постройками на барском дворе — были проданы новому помещику Кержаневскому. Приобретя землю и постройки, обзаведясь скотом и инвентарем, он решил заняться земледелием и скотоводством. Проработав полтора десятка лет, он убедился, что обрабатывать землю наемными руками, без хороших машин, пользы мало. Крепостные же крестьяне, получив наделенную землю, неохотно шли работать на поля нового барина. Постигшее вотчину в 1886 году бедствие – пожар, погубило все барские постройки и окончательно заставило Кержаневского распроститься с поместьем. Он предложил его, в первую очередь, бывшим барским крестьянам, но те отказались приобрести за недостатком средств. Вскоре о продаже этой земли узнали фабриканты Дербеневы.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

45