Меню
16+

«Знамя», общественно-политическая газета Камешковского района

07.03.2018 09:15 Среда
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Полет длиною в век

Автор: Н. ФРОЛОВ

Старшина Иван Былов и его жена Галя (по паспорту — Мария)

Мария Игнатьевна Былова — один из старейших ветеранов войны в городе Камешково и во всем Камешковском районе. А еще — она самая заслуженная женщина-пилот в 33-м регионе, впервые поднявшая в небо самолет еще в далеком 1939 году — почти за два года до начала Великой Отечественной войны.

В ее биографии, словно в сказочном зеркале, отразилось почти целое столетие истории нашей великой страны. Из всех своих многочисленных наград, превыше орденов и медалей, в том числе с чеканным профилем генералиссимуса Сталина, летчица довоенного поколения больше всего чтит скромный значок парашютиста с белой и фиолетовой эмалью и с красной звездой. Он был ей выдан 78 с лишним лет назад после первого самостоятельного прыжка с парашютом с высоты 850 метров, выполненного с самолета «У-2».

Выросшая в крестьянской семье, Маша Нетруненко (такова девическая фамилия М. И. Быловой) на всю жизнь запомнила тот день, когда в начале 1930-х годов над их деревней низко пролетел самолет. Крылья биплана сверкали на солнце, рокотал мотор, а детвора, запрокинув головы, следила за невиданным чудом. С тех пор Маша «заболела» небом.

Уже девятиклассницей в 1938 году она записалась в Семипалатинский аэроклуб. Девчонок туда принимали неохотно. Помогло отменное здоровье — придирчивые врачи дали-таки «добро». Изучение летного дела давалось нелегко. Занятия в аэроклубе начинались ранним утром и продолжались почти до полудня, а после обеда наступал черед школьных уроков, затем — подготовка домашних заданий. И так каждый день. К тому же аэроклуб и школа находились в разных концах города. Порой на сон времени почти не оставалось. Но мечта стать летчицей помогала преодолевать любые трудности.

Летом 1939-го начались полеты. Опытные инструкторы сразу проводили отбор новичков. Их сажали во вторую кабину «У-2», а потом летчик взлетал и начинал выделывать разные пилотажные фигуры, посматривая в зеркало на реакцию курсанта. Если тот достойно выдерживал пируэты и болтанку, делался вывод — к летному делу годен. Страдавшие от головокружения и рвоты списывались.

Курсант Нетруненко летала на «отлично», совершила положенное число прыжков с парашютом. Среди ее инструкторов в Семипалатинске был Константин Клипов, окончивший аэроклуб в Коврове. После окончания учебного курса в 1940 году Маша стала летчиком-инструктором. Ей поручили преподавать наставления по полетам и помогать начальнику штаба аэроклуба. Среди ее однокашников были будущие Герои Советского Союза военные летчики Лев Рощин и Петр Железняков, «Золотую Звезду» за подвиги в небе Великой Отечественной получил и инструктор Семипалатинского аэроклуба Дмитрий Лебедев. А другие коллеги Маши — тот же К. Клипов и инструктор Николай Топтыгин погибли в боях с немецкими летчиками. Так же, как и Машин приятель Петр Шевцов, сгоревший в 41-м в старом бомбардировщике «ТБ-3».

Но в 1940 году о смерти никто не думал. Маша хотела учиться. Поэтому перебралась в Подмосковье, где жила ее родня, и поступила на работу в Мытищинский аэроклуб. Полеты проходили на аэродроме у села Тайнинское. После начала войны летное заведение эвакуировали на окраину города Петушки. Так Мария Игнатьевна впервые попала на Владимирскую землю. Учеба в Петушках продолжалась до начала 1942 года. Затем большую часть преподавателей перевели в боевые авиачасти. Подругу Маши Нину Максимовну Распопову отправили в часть прямо с аэродрома. Она совершила 857 боевых вылетов и была удостоена звания Героя Советского Союза. А Марии Нетруненко, едва попавшей на фронт, повоевать против немцев не довелось. Летом 42-го ее зачислили в 8-й разведывательный авиаполк, базировавшийся недалеко от Хабаровска. Условия были спартанские. Жить приходилось в сырых землянках. Девушки ходили в караулы, самостоятельно управлялись с различной техникой. А ефрейтор Нетруненко стала телеграфисткой.

В победном 1945-м началась война с Японией. Часть Марии Игнатьевны приняла активное участие в скоротечной, но кровопролитной кампании. Поход в Монголию, переход через пустыню Гоби и горный хребет Большого Хингана давались нелегко. Жара, недостаток воды и постоянные вылазки японцев делали обстановку крайне тревожной и почти невыносимой.

Первый бой Марии запомнился смутно — девушку окружали огонь и смерть. Она шла в атаку вместе с пехотой. В качестве оружия — трехлинейка с двумя запасными обоймами. Автоматов у дальневосточников было немного. Несколько дней часть Марии Игнатьевны наступала с 6-й гвардейской танковой бригадой. Сопротивление врага нарастало. Самураи в плен не сдавались, отстреливаясь до последнего патрона. Но советские войска упорно продвигались вперед.

В 20-х числа августа сержант Нетруненко вместе с группой десантников получила приказ высадиться в китайском городе Чань-Чунь, где размещался штаб Квантунской армии, и взять под контроль объекты связи и склады боеприпасов. Хотя уже действовало перемирие, находиться в гуще врага было опасно. Одного из бойцов десантной группы японцы застрелили из-за угла. Но задача была выполнена — важные объекты в городке оказались блокированными.

В Китае Мария нашла свою судьбу. Уроженец Камешковского района старшина-связист Иван Семенович Былов предложил ей руку и сердце. Свадьбу сыграли в расположении части. Объясняясь в любви, Иван звал Марию… Галей! Во время службы в разведке десантникам, в том числе и девушкам, рекомендовали упот-

реблять чужие имена для дезориентации противника. Постепенно эти вторые выдуманные имена стали привычными. И сослуживцы, и подруги, и даже поклонники знали девушку-сержанта как Галю. Кстати, в Камешкове М.И. Былову до сих пор все величают Галиной Игнатьевной!

После демобилизации Быловы вернулись на родину мужа. Глава семьи, до войны окончивший

пединститут, работал директором школы, потом заведовал Камешковским районо. Педагогом стала и Мария Игнатьевна, преподавала биологию, вела клуб «Поиск» в Доме пионеров. Под ее руководством ребята собирали материалы о фронтовиках, переписывались с героями войны в других городах. В 1985 году в Минске была издана повесть М.И. Быловой «Дорогами героев», рассказывающая о подвигах советских летчиков в годы Великой Отечественной. В течение многих лет М. И. Былова принимала активное участие в работе Камешковского районного совета ветеранов войны и труда.

В конце 2008 года Марию Былову пригласили в подмосковные Мытищи. Местная мэрия вместе с советом ветеранов торжественно открыли памятник «Подвигу летчиков Мытищинского аэроклуба». В небе над обелиском, который венчал трудяга «У-2», барражировали истребители группы военных летчиков-виртуозов «Стрижи». В церемонии приняли участие и космонавты, и генералы от авиации, и, конечно же, ветераны. Мария Игнатьевна вместе со всеми возложила цветы к новому мемориалу.

Сегодня из ее соратников и друзей почти никого не осталось. Но Мария Игнатьевна по-прежнему в строю. Эта удивительная женщина и на пороге своего 97-летия заражает окружающих неиссякаемой энергией, жизнелюбием и оптимизмом. Она — глава большой семьи, у нее два внука и внучка, а также две правнучки. А еще — легенда для своих земляков, и ее полет длиною в век продолжается.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

49